21января
Предыдущий материал Следующий материал
23 ноября 2017, 15:08 0

Ольга Курилова: для того чтобы жить в регионе, нужно видеть перспективу

Ольга Курилова: для того чтобы жить в регионе, нужно видеть перспективу

Михаил Митрофанов: – В студии «Эха Москвы в Благовещенске» Михаил Митрофанов. Сегодня у нас в гостях руководитель представительства Агентства стратегических инициатив в ДФО Ольга Курилова. Ольга Сергеевна, здравствуйте.

Ольга Курилова: – Добрый день.

ММ: Что же вас в этот раз привело к нам в Амурскую область? Что за встреча в этот раз с предпринимателями и не только?

ОК: – Мы периодически посещаем регион. И каждый раз на повестке стоял главный козырь – это национальный рейтинг инвестиционной привлекательности. Сейчас, безусловно, когда регион сделал определённый прогресс и шагнул на 31 позицию вверх в рейтинге, показал другим регионам, что не всегда есть финансовая возможность у региона, а необходимо просто подобрать команду, необходима командная работа, необходимы ответственные люди. И, безусловно, не менее важным является губернатор, который, в принципе, теперь в повестке не только рейтинга находится, но и вообще всех инициатив проекта агентства. И мы считаем, что теперь уже назрела следующая ситуация, следующий шаг – это, конечно, начать работать в части подготовки кадров. И сегодня цель нашего визита – коллеги мои из Москвы, молодые профессионалы, работают уже здесь третий день: они посетили Белогорск, Свободный, посетили газоперерабатывающий завод, посмотрели колледжи, которые готовят кадры, посмотрели АмГУ. В общем, увидели, что есть задел такой хороший на образование.

ММ: То есть образовательную базу инспектировали, если можно так выразиться?

ОК: – Да. Мы сейчас апробируем, уже описали в пилотных регионах 20 регионов по стране – это кадровое обеспечение промышленного роста, такой стандарт. Мы его апробировали, на следующий год, возможно, мы будем его масштабировать на всю страну.

ММ: Вот смотрите, кадровые ресурсы, без которых вообще ничего не может происходить – если нет людей, то кто всё это будет делать, и все эти инициативы…

ОК: – Конечно. Но почему-то, знаете, когда крупные инвесторы заходят в регион, многие ошибочно думают, что мы всех завезём. Мы проходили саммит АТЭС – не завезли столько людей. Кроме рабочих рук, там, которым в последний момент нужно было помогать, количество определённое топ-менеджеров – тоже минимально. Когда начинаем запрашивать у регионов, а сколько вы делаете прогноз кадров крупных корпораций на 7-8 лет, видим, что везде дефицит.

ММ: В чём именно дефицит? Населения не хватает?

ОК: – Конечно. Во-первых, школьники просто уезжают. Они 9-й класс заканчивают, поступают в колледжи какие-то, чтобы потом можно было поступить в высшие учебные заведения.

ММ: Некоторые поступают, чтобы ЕГЭ не сдавать.

ОК: – У всех разные причины, но вопрос в другом. Для того чтобы жить в регионе, нужно видеть перспективу. А перспектива, как правило, про неё говорят в семье, родители, и нужно это прививать. Для того чтобы видеть перспективу, нужно видеть инфраструктуру – для детей, для их подготовки. Нужно сопровождать, нужно индивидуально выстраивать траектории, чтобы умные, талантливые дети хотели остаться. Они, может, и хотят остаться, но они не видят перспективы, они уезжают. А возможно, они могут и вернуться, потому что есть сейчас много случаев – мы с предпринимателями разговариваем с Дальнего Востока, у них крупный бизнес, у них дети возвращаются из Австралии, получив там образование, из Европы, из Азии…

ММ: Это дети тех людей, которые могут их трудоустроить. А об остальных?

ОК: – Конечно, они могут их трудоустроить, но поверьте мне, не все дети предпринимателей хотят идти продолжать родительское дело. У нас, конечно, такая задача есть, мы хотели бы видеть преемственность, династию, но это пока сложно набирает обороты. Мы обсуждаем по промышленности – чтобы можно было внедрять демонстрационный экзамен. То есть вы демонстрируете вместо защиты диплома, если вы, скажем, специалист в хлебопекарном деле (или кондитерском или в сварке) то, что вам необходимо сделать по мировым стандартам. Вот наша сборная победила в этом году на чемпионате мира в Абу-Даби по количеству очков, ребята достаточно хорошо представили Россию на мировом уровне – по робототехнике, по укладке плитки…

ММ: То есть в тех компетенциях, в которых принимали участие.

ОК: – Во всех принимали участие.

ММ: Да вы что!

ОК: – Принимали во всех, взяли 11 медалей – из них 6 золотых. И что очень важно – медаль за профессионализм вручена представителю Якутии по кондитерскому делу (в мире, напомню). И компетенции впервые были представлены Juniorskills – профориентация для школьников: здесь взяла хабаровчанка Маргарита Дерунец.

ММ: А она с чем?

ОК: – Электромонтаж. Наши девушки выиграли компетенцию «электромонтаж» среди школьников. Им вручили губернаторы премии, часы, полтора миллиона дали Степану в кондитерском деле за то, что он Республику Саха представил. И что это премирование даёт? Это даёт то, что мы рассчитываем, что такие ребята в Worldskills начнут открывать дальнейшие перспективы, и союз Worldskills это пропагандирует – что ребята начнут открывать своё дело, которое сможет перерасти в семейное дело, в династию. Мы это видим так на перспективу. То есть Worldskills – не ради соревнований.

ММ: То есть, профессионализм, по вашему мнению, так или иначе реализуется в каком-то бизнесе? Или может реализоваться, по крайней мере.

ОК: – В своём. И не только. И поверьте, лучших сварщиков, лучших мехатроников – в робототехнике, программировании – их приглашают в «Росатом», госкорпорации сразу их забирают. Всех ребят-победителей. У сварщиков там зарплаты, как у топ-менеджеров, понимаете, если вы выполняете вот эти стандарты, если вы соответствуете мировому уровню стандартов. Потому что очень много приезжает так называемых хедхантеров на мировые чемпионаты – теперь уже на российские…

ММ: И они отлавливают там, выискивают.

ОК: – Это первое. Второе – безусловно, они смотрят динамику региона: значит, этот колледж может готовить, значит, колледж может себя продавать

ММ: Опять же, хедхантер приезжает, смотрит – ага, на Дальнем Востоке, конкретно в Амурской области, есть такие-то специалисты, и их куда-то увозят, переманивают!

ОК: – Согласна. Здесь необходимы: а) премирование, достойная оплата; б) жильё. Мы сегодня обсуждали: если у выпускающегося специалиста (неважно – это колледж, высшее учебное заведение) есть возможность работать и жить (даже если это не собственное жильё, а социальное), то не всякий захочет уезжать. Но возможности такой массовой пока нет, она точечно происходит.

ММ: В Амурской области уже есть у вас представление, какие возможности, перспективы?

ОК: – В Амурскую область якорные предприятия крупные зашли. Это и работающая Бурейская ГЭС, и ГПЗ (газоперерабатывающий завод), и «Роскосмос». Мне кажется, что десять лет назад мы произносить такие названия даже не могли и мечтать. Я помню, когда мы пять лет назад встречались с директорами колледжей, они сидели и угасающе думали: ну, там, вроде как будет надежда. А сейчас коллеги посетили Белогорск, Свободный – у директоров колледжей горят глаза, они видят свой результат работы, куда ребята идут.

ММ: Виден потенциал – не в пустоту какую-то, в неизвестность…

ОК: – Да. «Роскосмос» задачи ставит, какие ему нужны кадры. Поймите, связка вот этого непрерывного образования, когда нет разрыва между работодателем и вузом, это очень важная связка. Поэтому это сейчас только набирает обороты, но, конечно, здесь сейчас по большей части госкорпорации, якорные предприятия, но они очень важны для регионов. В части наполнения бюджетов, в части реализации таких крупных проектов, как космодром. Специалисты нужны будут в любом случае, целый город Циолковский строится. Его тоже нужно будет обслуживать. И электрики нужны будут – не только специалисты в том, чтобы запустить ракету с космодрома и всё. Для этого нужно же ещё и жизнедеятельность обеспечивать.

ММ: В этом смысле какова функция или какова роль вашего агентства – ну, у нас здесь представительство есть, представитель, по крайней мере, имеется. В чём ключевая роль, ключевая задача в смысле подготовки кадров?

ОК: – Смотрите, вот что касается стандарта. Мы проводим сессию, есть ключевые предприниматели, кто заинтересовался, есть колледжи, высшие учебные заведения, представители отраслей разных. Мы смотрим, какая динамика, где дефицит кадров, какая потребность, что нужно и чего не нужно, что мы можем донести до губернатора, что мы можем вынести на наблюдательный совет агентства, какие проблемы есть. То есть, у нас есть возможность на разных уровнях донести региональные проблемы. И когда мы, коллеги наши в 40 регионах ездят, проводят подобные сессии, есть системные ошибки либо системные отличия. Но они уже сразу это видят, соответственно, это может лечь в основу изменения, например, какого-то законодательства. Это первое. Второе – это, прежде всего, коммуникация, вовлечение бизнеса. И не менее важны те проекты, которые мы здесь запускаем. Вот мы с вами начали говорить про то, что уезжать – не уезжать. Вот Амурская область пока по предварительным результатам выиграла заявку «Кванториума», на следующий год получит федеральную субсидию на детский технопарк. Это будет и аэрокосмическая сфера…

ММ: Это в Благовещенске будет?

ОК: – В Благовещенске. Я знаю, что одним из партнёров является в том числе АмГУ, и ребята смогут бесплатно посещать робототехнические кружки, аэрокосмическое направление, прототипирование, промышленный дизайн – различные направления.

ММ: Сейчас в Благовещенске уже начинает работать Школа юного инноватора – об этом речь идёт или это что-то другое?

ОК: – Нет, это другое. «Кванториум» – это по всей стране запускается, у нас есть поручение президента обеспечить доступ детей к техническим, инженерным специальностям, то есть приобщить детей. Это новая ускоренная среда детского развития. Это бесплатно – не все родители могут себе позволить оплатить такое обучение. Наша задача – вовлечь в кружковое движение технологическое, понять, что ребёнок может работать, должен работать в команде – потому что сейчас время такое, что, работая в команде, достигаешь большего эффекта, результата, чем в одиночку.

ММ: Да, безусловно. Если это не чисто какая-то индивидуальная деятельность. Но, прежде всего, здесь речь может идти о том, что ребёнок может понять для себя, что ему надо. Технический ли у него склад мышления, склонен ли он к этому, или он чисто гуманитарий.

ОК: – Вот для этого «Кванториум» и призван. Не просто профориентировать, а погрузить ребёнка в эту ускоренную среду, понять, ребёнок вообще хочет этого или не хочет. В том числе, попробовать себя, в том числе, поработать в команде. Кто-то приобретёт вот эти soft skills, научится работать в команде, правильно ставить задачи, распределить роли. Они же там разные задачи решают, дети, и задачи эти очень часто связаны с реальными производственными процессами.

ММ: Уже сроки какие-то понятны этого «Кванториума»?

ОК: – Заявку если выиграли – всё, в следующем году должны будут запустить. К лету, может быть. Всё зависит от планов бюджетирования, распределения средств.

ММ: Много денег на это надо?

ОК: – Порядка 60 миллионов субъекту выделяет Федерация.

ММ: Это разовая сумма или это на год, на что?

ОК: – Строительство, ремонтные работы – это субъект несёт свои обязательства; обязанность государства – дать материально-техническое оснащение. Потому что очень дорого стоит оборудование, которое приравнено ко всем производственным процессам.

ММ: Мировые стандарты должны быть.

ОК: – Да, да.

ММ: Такое оборудование существует? Оно наше, российское?

ОК: – Да, оно российское. Три компании у нас пока, правда, его производят, но три – это уже не монополия. Я надеюсь, на днях должны объявить. Мы очень переживаем, я два года этим занимаюсь, поддерживаю ребят и в Москве, и в Амурской области.

ММ: У нас не так давно здесь, в студии, был разговор о первом международном инвестиционном форуме, который называется «Инвест ин Адыгея». Так вот, один из местных предпринимателей там принимал участие. И вопрос такой возник: а почему подобный форум не провести здесь, в Амурской области? Понятно, во Владивостоке ВЭФ проходит и много чего. Вот в этом смысле у вашего агентства есть какое-то направление по организации и проведению подобных мероприятий? Или это не ваша тема?

ОК: – Если у субъекта есть необходимость проводить какие-то мероприятия и форумы, они заявляют об этом, кто-то стратегические сессии проводит, потом это перерастает в какие-то форумы. Мы готовы присоединяться и часто оказываем организационную поддержку. И сами принимаем участие, и коллег из регионов приглашаем, экспертов берём на себя. Проблема в том, что мы не можем же регион заставить что-то сделать. Если регион желает этого, мы, безусловно, поддерживаем. Но нужно понимать, что в стране очень много разных инвестиционных форумов, понимать, зачем он нужен, какой будет выхлоп. Потому что посидеть-поговорить – это одна история…

ММ: А деньги и время на это тратятся.

ОК: – Конечно. Потому что я понимаю, что на тот же ВЭФ все едут в надежде, что должен участвовать малый бизнес, все должны взаимодействовать. Я коллегам всегда из объединений предпринимательских говорю: Восточный экономический форум – не для малого бизнеса, он – для инвестиционных проектов. Позиционирование Владивостока, города Дальнего Востока как площадки, куда можно заходить инвестировать с участием первого лица. Это задача показать корпорациям международного уровня, что сюда можно и нужно заходить. Якорные предприятия должны обеспечивать там такую и такую составляющую, в том числе, социальную. И мы делаем это для того, чтобы привлекать внимание первых лиц государства с участием президента – вот для чего площадка.

ММ: Это уровень государственный и международный. На региональном уровне тоже можно проводить такие форумы?

ОК: – Конечно. Но вот смотрите, повестка такая: в Приморье проводится свой международный предпринимательский форум, а в Хабаровске недавно, в октябре, прошёл Дальневосточный форум предпринимателей. Когда речь заходит о Дальнем Востоке, все регионы хотят проводить это у себя: мы – самые лучшие. Но я считаю, что регионы должны понимать, что с точки зрения того, чтобы собрать людей, это должен быть Хабаровск.

ММ: Ну да, дешевле, удобней всем приехать туда.

ОК: – Конечно, тогда мы увидим большее количество заинтересованных людей, кто хочет принять участие.

ММ: У Благовещенска слабые шансы в этом смысле.

ОК: – Почему? Благовещенск может занять нишу в плане продвижения и сотрудничества с Китаем, потому что 700 метров через реку – Китай. Мои коллеги были очень удивлены, никто не поверил вообще, что это Китай. Сегодня моя коллега из ДВФУ говорит мне: вы меня, наверное, просто решили разыграть.

ММ: А чего там разыгрывать – на карту посмотрите и всё.

ОК: – Она мне говорит: это Китай? Говорю: да. Всё, пошла фотографировать. Поэтому тут просто важно занять свою нишу. Если Амурская область занимает свою нишу, мы готовы поддержать, безусловно. Инвестиционных форумов много, все хотят, чтобы было первое лицо какого-нибудь региона, федерального округа, полпред чтобы приехал… Поэтому, конечно, важно понимать, кто какую нишу занимает, нужен ли этот форум.

ММ: Я тут зашёл на сайт агентства стратегических инициатив. Он изменился, скажу прямо, интереснее стал – и в оформлении, и в информационном смысле.

ОК: – Мы в будущее шагнули (смеётся).

ММ: Смотрите, здесь есть такие разделы: «Улучшение инвестиционного климата» – понятно, мы об этом говорили, есть стандарт, о котором тоже уже речь шла. «Национальная технологическая инициатива» – что это за раздел, я не очень понял, в двух словах можете объяснить?

ОК: – «Национальная технологическая инициатива» – мы проводим сейчас очень много мероприятий, это связано с будущей повесткой 2035 года, мы университет запустили в Петербурге 2035, стартовали.

ММ: 2035?! Дожить бы. Это я так, мысли вслух.

ОК: – Смотрите, это очень легко соотносить. Это кажется, что очень далеко. Но если, допустим, у вас сейчас в семье рождается ребёнок, вы представьте, что через 17 лет ему выпускаться из школы. И вы поймёте, что этот период небольшой.

ММ: Вполне представляю. У меня 2 ноября внук родился.

ОК: – Ну вот. И этот ребёнок в 2035 году будет поступать в университет. Через призму своего внука вы можете посмотреть, как он будет развиваться, что будет важно. И мы уже сейчас выпустили Атлас будущих профессий. Вы можете открыть и посмотреть, какие профессии будут вымирать. И для этого вам не нужно идти обращаться к кому-то из специалистов. И ребёнок вам будет подсказывать. Это не про отрасли, это про рынки. Это про глобальное лидерство России на мировых рынках. И мы сейчас по этому технологическому будущему можем вырваться вперёд, погружая в среду – в том числе квантореальную среду, кружковое движение национальное техническое, робототехники. Вы не представляете, какие у нас перспективные талантливые дети! У нас сотрудник – школьник – выполнил задание в агентстве в Москве.

ММ: У вас сотрудник-школьник есть?

ОК: – Ну да. 16 или 15 лет ему. Он выполнил задание и выполнил его лучше действующих…

ММ: А что за задание?

ОК: – Что-то связанное с программным обеспечением, программированием.

ММ: А, ну да, сейчас у детей лучше мозги работают в этом смысле гораздо.

ОК: – Очень много людей проходило отбор именитых, поэтому ребята сейчас, школьники особенно мотивированы на какие-то задачи определённые, они иногда эти задачи решают командами, а команда находится в разных городах. Для них это не проблема. Поэтому эта национальная технологическая инициатива и социальные проекты играют немаловажную роль, потому что никакой робот не заменит человека, наставника или учителя в любом случае. Это для нас очень важно. Мы рассчитываем, что в процессе сейчас запустим кадры, на следующий год к нашим проектам и инициативам присоединится Амурская область. В части проектов открытой реанимации – то, что Константин Хабенский поднимал перед президентом, чтобы родителям присутствовать с детьми. Это проект по поиску пропавших людей – профилактика, если вы потерялись в лесу (отряд «Лиза Алерт»). Это проекты, связанные со стандартами волонтёрства.

ММ: Помощь бездомным?

ОК: – Бездомным животным там есть помощь. Даже безнадзорным – так скажу. Различные проекты заходят – социальные, приюты разные. Вся эта история социальная – либо с этим человек столкнулся когда-то и начал этот проект поддерживать… Все эти проекты – это делают социально ориентированные НКО. Наша задача – создавать условия в каждом регионе, создавать базу под них регионального законодательства, чтобы они могли работать. Не для того чтобы они ушли с рынка, а для того, чтобы они могли работать в конкурентной среде. И не важно – оказываете услугу для государства, оказывает это коммерческая или некоммерческая организация.

ММ: Но в любом случае даже если это снимает какую-то социальную нагрузку с государства, то это и есть услуга государства.

ОК: – Вы не представляете сколько – в разы государство экономит, они просто не считают наперёд, если это НКО делает.

ММ: И ещё один короткий вопрос задам. Здесь есть раздел такой – «Институт развития лидеров». То есть здесь представлены разные лидеры, я так понимаю, истории успехов в том числе и так далее. Из Амурской области есть кто-то или будет кто-то там?

ОК: – «Институт развития лидеров» подразумевает, что вы зарегистрированы на платформе на сайте LEADER–ID (у нас есть такая платформа). Вы загружаете туда свой профиль, компетенции, чем вы владеете, какие-то мероприятия, в которых вы принимаете участие.

ММ: То есть любой человек может…

ОК: – Любой человек. Хоть школьник. Формируется ваш профиль, и когда он сформирован, вы смотрите, загружаете, как фотографию. Например, вы в программировании куда-то продвинулись или вы организовываете очень много разных мероприятий-форсайтов, и вас ребята, те, кто занимается этим, берут на особый контроль. Потом приглашают. У нас ребят с Камчатки приглашали, из Хабаровска, из Амурской области. Это такой лифт социальный.

ММ: Такая витрина, где могут тебя заметить, увидеть, и ты сможешь как-то реализоваться.

ОК: – Да. Вы также сможете выстроить какую-то коммуникацию с такими же, как вы, может выйти какой-то совместный проект – всё, что угодно.

ММ: Спасибо, Ольга Сергеевна.

ОК: – И вам спасибо.

Просмотров всего: 396

распечатать

Комментарии закрыты




Картонные коробки для упаковки: сатипак поставки картонных apkada.ru.