20апреля
Предыдущий материал Следующий материал
17 ноября 2017, 16:06 0

Константин Силин: чемпионы – это эмоционально устойчивые люди

Константин Силин: чемпионы – это эмоционально устойчивые люди

Анастасия Болотина: – В студии «Эха Москвы в Благовещенске» ведущие Анастасия Болотина и Алексей Воскобойников. Сегодня к нам пришёл самый сильный в мире человек, человек с говорящей фамилией…

Алексей Воскобойников: – ...самый Силин в мире.

Анастасия Болотина: Да. Это известный амурский спортсмен Константин Силин. Он выступил на чемпионате мира в жиме лёжа, поднял штангу весом в 235 килограммов, выполнил норматив мастера спорта международного класса и подтвердил титул чемпиона мира. Доброе утро, Константин.

Константин Силин: – Доброе утро.

АВ: Дико приятно вас видеть и даже волнительно – не каждый день с чемпионом мира сталкиваешься. Вернее, встречаешься.

АБ: Да, сталкиваешься – неправильное слово: столкнулся бы не сидел бы тут сейчас.

АВ: К сожалению, радиослушатели не видят Константина, но, когда встречаешь этого человека, понимаешь, сколько дней потеряно. Применительно к себе начинаешь думать: что, видимо, в спорт уже поздно соваться – настолько круто этот человек выглядит.

АБ: Константин, прежде всего, давайте определимся: вы – пауэрлифтер или бодибилдер? И в чём разница?

КС: – Я – бодибилдер, это однозначно. Но также выступаю в пауэрлифтинге. Цели и задачи разные. Бодибилдинг, в первую очередь, подразумевает тренировки для построения красивого тела, эстетичного правильного сложения. В пауэрлифтинге цель – это рабочие веса, поднять как можно больше штангу. Всё.

АБ: Как ты при этом выглядишь, неважно.

КС: – Абсолютно. Ты можешь быть полным, худым – важно, сколько ты поднимешь.

АВ: Важен только результат, рекорд.

АБ: А бодибилдеры – это те красивые загорелые мужчины в микротрусах, которые на сцене ходят?

КС: – Да, в том числе и в шортах сейчас.

АВ: Красиво намазанные чем-то блестящим.

КС: – Гримом.

АБ: Вы – чемпион мира, это круто. Насколько уникально такое звание у пауэрлифтеров? Там сколько-то категорий, номинаций – сколько их?

КС: – Да, достаточно много номинаций. Конкретно я выиграл чемпионат мира по жиму лёжа без экипировки. Но сразу оговорюсь, что это в возрастной категории 41-49 лет. То есть, по мастерам. Делится пауэрлифтинг как на отдельные движения – жим лёжа и, как правило, становая тяга – и пауэрлифтинг – силовое троеборье (жим лёжа, становая тяга и приседание со штангой). С применением экипировки и без применения экипировки.

АБ: То есть чемпионов мира в разных категориях, с экипировкой и без, в разном возрасте и так далее – их, в общем, много?

КС: – Да, конечно, достаточно большое количество.

АБ: У нас в области есть ещё чемпионы мира по пауэрлифтингу?

КС: – Да. Сергей Лир был чемпионом мира по юниорам, очень талантливый, хороший парень, с большим будущим, я надеюсь.

АВ: Когда вы получаете или подтверждаете мировое чемпионское звание, вас начинают осаждать продюсеры кинокомпаний, представители рекламных компаний?

КС: – Да нет, нет, конечно. У нас такого не происходит даже с олимпийскими видами спорта. Ну есть футбол раскрученный, есть более-менее раскрученный хоккей – опять же не в России, а ближе к Канаде. Всех остальных чемпионов – даже в олимпийских видах спорта – мы же не знаем. Их нет, они не публичны, это мало кому в России, к сожалению, интересно.

АВ: Но мало быть спортсменом. Бодибилдеры и пауэрлифтеры – это красивые, могучие люди, которых когда-то тот же Голливуд очень любил. Те самые пресловутые фильмы про «Бо́риса» и «красную кнопку» – сейчас не зовут на это всё?

КС: – Это присутствует и сейчас. То есть бодибилдеры, может, и не в прямом выражении чемпионы мира. Например, Дуэйн «Скала» Джонсон – это всё-таки бодибилдер, в первую очередь.

АБ: Наверное, красивые не столько с точки зрения оценки судей, а с точки зрения общечеловеческой – круто выглядит…

АВ: И харизматичность, наверное, не последнюю роль играет.

АБ: Сколько конкурентов было непосредственно в вашей категории, с кем вы соревновались?

КС: – В моём потоке было 18 человек. Это очень много, я первый раз в жизни встретил такую конкуренцию, потому что категория тяжёлая – 125 килограммов. И без использования экипировки обычно выступают очень мало.

АБ: Что такое – без экипировки, с экипировкой?

КС: – В пауэрлифтинге существует такое разделение. Существует специальная экипировка – жимовые майки, комбинезоны, жёсткие бинты. Это движение возникло ещё в 90-х годах, оно позволяет поднимать большой вес.

АБ: Но мы так понимаем, что вам это не нравится?

КС: – Я не критикую никогда, каждый выбирает для себя. Просто для меня это непонятно.

АБ: Натуральная сила должна быть.

АВ: Чистой победы хочется.

КС: – Очевидно и прямо – должна быть прямая сила. Я лёг и выжал. А с экипировкой – непонятно, какой модели майку я купил, хочется, чтобы этого не было.

АВ: Интересно, кому морально сложнее на соревнованиях: тем, кто не имеет пока титула и хочет его заполучить, или тому, кому нужно его подтвердить, защитить?

КС: – Сложнее всегда защищать. Независимо от вида спорта.

АВ: Физическая нагрузка – это понятно: это тяжело, но вы знаете, что это такое. А моральная сторона вопроса: это давит, ночь не спите перед этим?

КС: – Вот с этим нужно бороться. Да, конечно, переживания есть, мандраж есть, и основная задача опытного спортсмена, тренеров (это касается не только силовых видов спорта) – есть такое понятие как не перегореть. Переживания должны быть сведены к минимуму, нужно бороться – и аутотренинг нужен, и влияние тренеров, собственный самоконтроль. Потому что любое волнение сказывается, как правило, отрицательно. Как из кино: вспомнил маму и победил – так в жизни не бывает. Ты должен выходить уверенным и спокойным, только так.

АБ: Для этого должен быть определённый психологический профиль у человека – с рождения то, что даётся, над чем работать сложно.

КС: – Как правило, чемпионы, – и я скажу за все виды спорта – это эмоционально устойчивые люди, не подверженные каким-либо внешним воздействиям.

АВ: «Характер нордический» - как было у Юлиана Семёнова.

КС: – Да.

АБ: То есть, вы не психуете.

КС: – Нет, ну все мы живые люди, могу и психовать…

АВ: У нас есть звонок в студию. Здравствуйте, мы вас слушаем.

Радиослушатель: Здравствуйте, это Владимир. Вот вы сказали, что в команде 18 человек. У меня такой вопрос. Вы и остальные в вашей команде – вы курите? И насчёт алкоголя как?

КС: – Конкретно я не курю и не употребляю алкоголь. Я не отношусь к этому агрессивно, это личное дело каждого человека. Моё личное отношение крайне негативное и к курению, и к алкоголю. Абсолютно причём не приемлю – даже в маленьких дозах. В моей жизни это отсутствует, и я противник всего этого.

АБ: А вот среди тех, кто добивается успехов в спорте, среди этих 18 конкурентов, вы знаете, может быть, о ком-то? Они пьют, курят?

КС: – Да, я знаю, я не буду тут придумывать ничего. Есть успешные спортсмены, которые и употребляют алкоголь, и курят. Конечно, умеренно, в межсезонье, как правило. Известны истории и с футболистами, и с бойцами MMA, связанные и с наркотиками, и с алкоголем.

АВ: В общем, нет универсальной формулы.

КС: – Универсальной формулы достижения успеха нет.

АБ: С какого возраста вы занимаетесь силовым спортом?

КС: – С 16 лет.

АБ: Его ещё практически не существовало здесь тогда?

КС: – Да, его не было, мы были первопроходцами с моими друзьями. Не было ни соревнований…

АБ: ...ни качалок.

КС: – Ничего не было, да.

АВ: Судя по тому, что мы с вами примерно в одном возрасте, могу предположить, что Арни не последнюю роль сыграл в этом выборе.

КС: – Для нашего поколения – это мотиватор номер один. Кого ни спроси – всех в зал привёл (наверное, 90 %, не меньше) образ Шварценеггера. В фильмах, журналах.

АБ: То есть, не стоял вопрос, который у меня, например, стоял: кто больше нравится Шварценеггер или Сталлоне?

АВ: Сталлоне – не спортсмен. Это продукт шоу-бизнеса.

АБ: Он же выглядел тоже круто! (смеётся)

КС: – Да, это разные вещи, потому что обыватели знают Шварценеггера больше как киноактёра. А мы всё-таки знали, что он спортсмен. Спортсмен крайне высокого уровня, легенда в этом виде спорта.

АБ: Если вы сразу начали профессионально заниматься, вам пришлось, наверное, много жертв каких-то принести личных? Все идут гулять, а вы говорите: нет, я лучше в качалочку.

КС: – Да, конечно, это неизбежно. При любом серьёзном занятии спортом, вам приходится идти на какие-то самоограничения. Но это не даётся, как какой-то подвиг, и не буду вам расписывать, что это так тяжело.

АБ: Вы себе какую-то цель тогда ставили? Какую?

КС: – Юношеский максимализм, конечно, – стать лучшим. Однозначно.

АБ: Стать лучшим внешне?

КС: – Нет. Лично я начинал заниматься с претензиями, какими-то детскими мечтаниями о победах великих, об успехе – только так.

АВ: Из-за того, что вы весь в спорте, всё время этому посвящаете, не куражитесь, вечеринки избегаете, не растеряли ли вы друзей? Были такие примеры? Просто интересы слишком разные уже.

КС: – Конечно, конечно. Вообще, с годами сложилось так, что все друзья и все знакомые крутятся, как правило, где-то в этой сфере. Разные виды спорта, разные виды деятельности. Плюс-минус все имеют отношение к спортивной деятельности. Естественно, один круг общения. Друзья, которым нужно гулять, которым нужно пить, естественно, отвалились.

АВ: А там – друзья, ведь я же, Зин, не качаюсь один. Если перефразировать Высоцкого.

АБ: И семья, наверное, тоже поддерживает увлечения, интересы?

КС: – Да, конечно. И дети тренируются серьёзно очень.

АБ: Год назад в интервью «Амур.инфо» вы сказали, что не собираетесь больше выступать на соревнованиях. Шла речь о бодибилдинге. А в пауэрлифтинге, получается, собирались?

КС: – Да, в пауэрлифтинге собирался. В бодибилдинге – пока, во всяком случае, нет.

АБ: Почему? Вы там всех высот достигли?

КС: – Нет, конечно. В бодибилдинге я достиг меньше, чем в пауэрлифтинге. Бодибилдинг требует большего отречения, большей концентрации на режиме. И это ограничивает в бизнесе, в работе. Для меня это важно, поэтому я не готов пока пожертвовать этим. Пауэрлифтинг оставляет больше пространства для манёвра.

АВ: В бодибилдинге много самоограничений, особенно перед выступлениями?

КС: – Подготовка. Именно подготовка к соревнованиям в бодибилдинге – это экстремальные самоограничения, максимально жёсткий режим.

АВ: Порой даже во вред здоровью.

АБ: Ой, я видела двух спортсменов, наших амурских, когда они как раз перед соревнованиями были. С ними даже разговаривать было сложно, они на сушке плохо соображать начинают.

КС: – Конечно. Тут низкая калорийность, человек сжигает калорий ежедневно больше, чем потребляет. Слабость, ничего человек не хочет, всё через усилие, любое движение через усилие.

АБ: Зато выглядит как бог.

КС: – Это цель. Если человек горит целью, он готов ради этого принести жертвы.

АБ: А готов ли человек, в частности, Константин Силин, употребить допинг какой-то незаметный, чтобы победить?

КС: – Хороший вопрос. Цель оправдывает средство. Я не буду врать: если бы я горел идеей и у меня не получалось, то, как и любой спортсмен... Если спортсмены вам начнут рассказывать, что нет, они будут просто лукавить. Если что-то не получается и у тебя есть задача, ты найдёшь и ты применишь. Все эти допинговые скандалы, ежедневные практически, они не просто так возникают, не на пустом месте. Потому что рано или поздно человек становится перед выбором. Как правило, у мотивированного человека выбор всё-таки будет сделан в тёмную сторону.

АВ: Теперь, Настя, задай вопрос, который задала гостю перед эфиром. Вопрос лобовой и простой.

АБ: Да. Куда колете синтол? (смеётся)

КС (улыбается): – Очень хороший вопрос, очень хотел его услышать. Если вопрос допинга неоднозначный и до сих пор до конца не изученный, его нужно разбирать. Самый главный вопрос – что является допингом? Вокруг этого идут споры, и вот сейчас с российскими сборными, недопуски на Олимпиады как раз вокруг этого вертятся. А синтол – это то, что не имеет отношения к допингу, не имеет отношения к спорту.

АБ: А вы расскажите нашим слушателям, что это такое.

КС: – Если условно сказать, это набор масел, который вкалывается в мышцу, увеличивая визуально её объём. Отношения к спорту это не имеет, опытный человек это всегда увидит, для него это не будет показателем силы, тренированности.

АВ: При этом мышцы сильнее не становятся?

КС: – Нет, конечно, они становятся слабее. Потому что разрушается двигательная функция, всё становится слабее.

АБ: Вы встречали таких «синтольных» красавцев? На соревнованиях они встречаются?

КС: – Да, конечно. Но судейская политика такова, что это однозначно дисквалификация. На каждом чемпионате России (если брать бодибилдинг) один-два-три спортсмена дисквалифицируются за это. Потому что судьи всегда увидят такое мошенничество – всегда видно, что это неестественно.

АБ: А вот амурские спортсмены? У нас же тоже проходят соревнования по бодибилдингу. Бывали такие случаи?

КС: – Нет. Это на уровне России-то встречается в единичных случаях, а в Амурской области бодибилдинг вообще пока в зачаточном состоянии.

АВ: Если у судей глаз намётанный и они, как вы говорите, всегда определят, то на что рассчитывают такие спортсмены, приезжая на соревнования с синтолом?

КС: – Тут дело в адекватности и объективности оценки самого себя. Каждый считает, что он лучше, что он не попадётся, что он такой эксклюзивный. Но судьи всегда увидят, обмануть не получится в любом случае. Если вы вкололи синтол, вы закрыли дорогу к соревновательному спорту совершенно однозначно.

АБ: Хочу вернуться к теме допинга. Вы лично употребляли допинг?

КС: – Провокационный какой вопрос. Опять же – что считать допингом? И мы сейчас можем долго спорить, что считает допингом WADA и что не считает WADA. Не говоря уж о нас, амурских спортсменах в неолимпийском виде спорта. Этот спор идёт у нас на международном уровне, между Россией и WADA.

АВ: А вы как считаете, нас, Россию, драконят в этом плане или действительно мы повинны в этом всём?

КС: – И драконят, и повинны. Найти можно всех. Спорт высоких достижений без поддерживающих препаратов, которые можно назвать допингом или как угодно, невозможен, такого не бывает. Другой вопрос, что считать допингом. Вот с этим мельдонием, который милдронат, который с детства у нас принимали в любых секциях.

АВ: Так он до определённого времени был разрешён. Точнее, не был запрещён.

АБ: Есть ещё такое понятие – спортпит. То, что не является допингом, тем не менее, протеин в каких-то красивых баночках всё время приобретается и употребляется. Вы на этом строите свой рацион?

КС: – Спортпит может являться помощью. Обязательного применения для построения тела нет. Есть спортсмены крайне высокого уровня, которые не употребляют спортпит. Спортпит в нынешнем виде – это больше маркетинг. Он нужен, если вы не успеваете к приёму пищи, не более того. Это всего лишь маркетинговые ходы, раскручивание ассортимента и продаж. Он необязателен абсолютно.

АБ: Чем вы вообще питаетесь ежедневно? Чтобы такую массу мышечную держать не в жировом состоянии?

КС: – Большое количество белка. Это стандартное всё – куриная грудка, гречка, рис, макароны, рыба, овощи, яйца. Ну, в общем-то, и всё.

АБ: Вам не надоело это? Мне кажется, это уже поперёк горла становится, если не такой большой продуктовый набор. Куриная грудка особенно.

КС: – Со временем начинаешь к этому относиться по-другому. Для тебя это и становится нормальной едой. Нормальная еда в обывательском понимании – это борщ. То есть, ты всё равно поешь и идёшь есть свою еду даже сверху. До такой степени (я уже 20 с лишним лет занимаюсь этим) привыкаешь к этому, что для тебя нормальная еда – это куриная грудка и гречка.

АВ: То есть, люля-кебаб и кетчуп вам нельзя.

КС: – Да можно!

АВ: Всё-таки, соблазнить вас этим можно?

КС: – Да. Имеется в виду, что основное.

АБ: Сладкое едите?

КС: – Я лично не люблю особо сладкое, редко его употребляю. Но ограничения жёсткие происходят, как правило, перед турнирами, перед соревнованиями (если бодибилдинг имеете в виду), перед сушкой. А так – пожалуйста, спортсмен не ограничен.

АБ: Вы вот сами сказали, что вы – в зрелом возрасте спортсмен. Какие-то ограничения на тренировки в связи с этим накладываются?

КС: – К сожалению, да.

АБ: Уже не можете так наклониться или что? (смеётся)

КС: – Нет, наклониться могу хорошо. Просто уже и восстанавливаюсь немножко не так. Почувствовал это, честно скажу, лет с сорока, наверное.

АВ: Организм на нагрузки отзывается по-другому уже?

КС: – По-другому. И рост результатов ограничен уже.

АВ: Из этого вытекает вопрос, пришедший к нам на WhatsApp: «Были ли у вас травмы и как потом с ними тренироваться?».

АБ: Как раз на соревновании недавно были, да?

КС: – Да, как раз на соревновании получил травму небольшую. Но, ничего, травмы неизбежны, это высокий уровень соревнований, избежать абсолютно травм, к сожалению, не получится.

АБ: Но это не какая-то катастрофическая…

КС: – Нет, нет, там микрорастяжение, ничего фатального не произошло. Травмы на высоком уровне – всё, что выше мастера спорта, – к сожалению, неизбежны в любом виде спорта. Это нужно принять, пытаться их минимизировать, лечить, следить за здоровьем, и всё будет хорошо.

АБ: Вы говорите, что вам сложнее с возрастом стало тренироваться, ограничения есть. А вот если кто-то хочет, как Алексей, например, начать тренироваться, чтобы спинку больную подлечить – не поздно ли?

КС: – Нет, конечно. Я оговорился, что сложнее стало тренироваться именно на высоком уровне. Для обывателя начинать заниматься спортом, прийти в тренажёрный зал, работать с отягощениями в любом возрасте не поздно и не страшно, и не тяжело. Мало того, вреднее иногда даже начать бегать по утрам, чем поднимать тяжести.

АВ: Вот это сейчас открытие для многих, наверное.

АБ: Ну-ка, расскажите.

КС: – Для неподготовленного человека что значит бегать по утрам? Это кардионагрузка, все это понимают.

АБ: Они же полезными считаются, пробежки эти.

КС: – Что такое кардионагрузка? Это нагрузка на сердце.

АВ: Но это же не спринт, это лёгкий бег трусцой.

КС: – Не всякий знает, в каком состоянии у него сердце, как правило, мало кто знает. В каком состоянии у него по анализам крови холестерин и прочее. Допустимы ли кардионагрузки. А у нас, как правило, бегают без тренеров, правильно?

АВ: Да ещё и в морозец, бывает.

КС: – Да в морозец-то ладно. Любые беговые нагрузки – это ещё и стрессовая ударная нагрузка на суставы. Спина, поясничка, коленные суставы, голеностопы. Огромное количество – многие знают, что я давно занимаюсь тренерской деятельностью в нашем городе, и радиослушатели, наверное, это знают – огромное количество травм именно беговых я встречал. Ну, наверное, больше, чем от поднятия тяжестей.

АБ: Споткнулись, подвернули ножку?

КС: – Не только. Это и разрушение менисков, и травмы спины различные от бега, и травмы голеностопа.

АВ: И проблемы сердечно-сосудистого характера тоже.

КС: – Конечно, конечно. Ко всему надо подходить грамотно и с умом.

АБ: То есть, бегом от инфаркта – это неверно, если речь идёт не о старых тренировках?

АВ: Бывает, что наоборот – бегом к инфаркту.

КС: – Вполне. Это часто бывает, да, кстати.

АБ: Справедливости ради замечу, что и в пауэрлифтинге, если нет грамотного тренера, срывают спины люди только так.

КС: – А это касается любого вида активности физической. Всё должно быть плавно, постепенно и желательно, чтобы под надзором тренера, опытного человека. конечно, в пауэрлифтинге это происходит массово практически. Программы тяжёлые, молодёжь мотивированная, молодёжь хочет стать сильной, она умнее всех, тем более с развитием Интернета.

АВ: Молодёжь хочет всего и сразу, из-за этого надрывы и происходят.

КС: – Из-за этого происходят и надрывы, и синтол, и злоупотребление лишними допингами. Это причина основная всего и есть.

АБ: Вот человек в возрасте – заняться спортом никогда не поздно, понятно, а вот построить тело можно в возрасте? За 40, например?

КС: – Можно, конечно. Есть примеры, когда люди приходили в 40 лет и потом ещё выступали на соревнованиях по бодибилдингу.

АБ: Это, наверное, такие, которые дома подковы гнут и тут решили ещё и этим заняться, нет?

КС: – Вообще с нуля. Сейчас модная номинация «фитнес-бикини» – вот на последнем чемпионате России я смотрел. Бывает, приходят девочки, назову их так, за 40, у них взрослые дети. Начинают тренироваться, через два-три года выходят на сцену. Они не станут чемпионками мира, но выглядят шикарно просто!

АБ: Наверное, тут генетика всё-таки сыграла роль, да?

КС: – Если говорить про соревновательный спорт, то генетика – это первое и самое важное, и самое главное. Если говорить просто про то, как вы визуально выглядите, генетика не решает ничего. Всё решают ваша целеустремлённость, сила воли.

АВ: Буквально полминутки у нас остаётся, последний вопрос хочу задать относительно тренерской деятельности. Есть ученики, которыми вы гордитесь, которые уже стали чемпионами и у которых, как вам кажется, в будущем все шансы стать чемпионами?

КС: – Да, конечно. Всех не назову, но основных назову. Это Рузайкин Никита, если брать бодибилдинг, Сачивкин Тимофей, Бодруг Алексей – все они мастера спорта, чемпионы.

АБ: Девочек вы не тренируете? У вас нет их – чемпионок-девочек?

КС: – Тренировал. Есть у нас призёрка и Arnold Classic Борушко Светлана, я занимался с ней. Сейчас с девочками я не занимаюсь. Психологически неустойчивые, мне с ними тяжело работать. В плане соревновательного спорта с ними не занимаюсь.

АВ: Спасибо большое. Константин Силин – чемпион мира. Озвучьте, пожалуйста, корректно, в чём чемпион мира, боюсь в этих английских буквах запутаться.

КС: – Чемпион мира по безэкипировочному жиму лёжа WRPF 2017 года.

АБ: Спасибо вам большое.

АВ: В чём Силин, брат, узнали мы сегодня.

КС: – Спасибо большое.

Просмотров всего: 652

распечатать

Комментарии закрыты




Детское питание Тёма отзывы о качестве продукции тут.