25ноября
Предыдущий материал Следующий материал
14 ноября 2017, 15:18 0

Татьяна Зубарева: если другие языки надо учить, то японский надо любить

Татьяна Зубарева: если другие языки надо учить, то японский надо любить

Михаил Митрофанов: Добрый день, это «Эхо Москвы в Благовещенске». Я сейчас нахожусь в здании Амурской областной научной библиотеки имени Муравьёва-Амурского, где состоялось открытие выставки владивостокского фотографа, путешественника Вячеслава Фурашова. Выставка называется «Прелесть японской провинции». Сейчас я имею удовольствие беседовать с представителем Японской национальной туристической организации во Владивостоке Татьяной Зубаревой. Татьяна, добрый вечер.

Татьяна Зубарева: – Добрый вечер.

ММ: Привезли сюда к нам такую интересную выставку – «Прелесть японской провинции». Что это за идея такая, что за история, почему приехала эта выставка сюда, цели и задачи?

ТЗ: – Тут история проста: это изначально плановое мероприятие: наша организация, приглашает прессу, приглашает блогеров, которые могут показать Японию с какой-либо интересной стороны и потом об этом рассказать широкой аудитории. Вячеслав у нас ездил в такой тур, ну а дальше уже пошла инициатива самого Вячеслава. Он предложил сделать такую интересную выставку. Помимо того, что он пишет, он ещё и замечательный фотограф. Фотографии получились отличные, маршрут проходил, кроме Токио и других крупных городов, ещё и по таким интересным местам, которые представлены на снимках. Во Владивостоке мы делали первую выставку – пробную, чтобы показать, что у нас вышло. Получили хорошие отзывы, съездили в Хабаровск, получили опять же хорошие отзывы. И вот доехали до Благовещенска. Город нам интересен в плане дальнейшего развития, вот и начинаем с выставки.

ММ: Я прочитал о том, что в 2015 году на VII конкурсе выступлений на японском языке среди слушателей курсов ваша работа была высоко оценена жюри. Вы выступали на японском языке, рассказывали об исторических местах Владивостока, связанных с проживанием японской диаспоры в начале XX века. У меня возник такой вопрос: российская, вполне себе русская девушка, учащаяся школы в Хабаровском крае, вдруг решает изучить японский язык. Так ведь было примерно?

ТЗ: – Было.

ММ: А откуда это желание возникло?

ТЗ: – Вы мне напомнили такие моменты интересные, когда делалось выступление на японском языке. Продолжаю учить японский язык с переменным успехом, хотя, к сожалению, не говорю на нём свободно, как хотелось бы. В школе никаких особых интересов к Японии не возникало, это всё возникло уже, наверное, благодаря моим сенсеям в университете, где японский преподавался как второй иностранный, благодаря моей первой стажировке, когда у меня была возможность съездить в Японию. И этот первый визит как раз стал таким большим катализатором всей дальнейшей деятельности, и сейчас мы все плотно связаны с Японией, очень этому рады, хочется продолжать в том же направлении.

ММ: То есть в школе вы об этом не помышляли?

ТЗ: – Нет.

ММ: А университет был в Хабровске?

ТЗ: – Университет был во Владивостоке. Я учились на отделении туризма, и японский преподавался как один из предметов.

ММ: Понятно, теперь срослось это всё. А то думал, это более какая-то ранняя история. Ещё вопрос: японский язык. В общем-то, наверное, любой иностранный язык, как я думаю (поправьте, если я ошибаюсь) нужно учить, изучая культуру той страны, на котором в ней разговаривают. Или не обязательно?

ТЗ: – Если другие языки надо учить, то японский язык надо любить. Тогда всё пойдёт.

ММ: А что значит любить? Как это?

ТЗ: – Должен быть интерес. Язык – с одной стороны, кто-то говорит, простой, кто-то говорит, сложный. Но к нему должен быть интерес просто непреходящий. С культурой, естественно, это неразрывно связано. Японское письмо – само по себе уже искусство, это всегда интересно. Совет тем, кто изучает: не бояться сложностей, никогда не бросать, искать в языке что-то полезное для развития помимо просто языковых навыков. Это всегда культура, это всегда красиво.

ММ: Вы сказали, это второй иностранный язык был у вас в университете. А первый?

ТЗ: – С первым всё прозаично, это английский.

ММ: Всё-таки сравнивают изучение иностранных языков. А вам какой язык было учить проще, какой легче давался?

ТЗ: – С японским языком (как и с другими языками) сложности, конечно, есть. У кого-то больше или меньше талантов, способностей, это другое дело. Но любой европейский язык с первого занятия можно начать читать. То есть нам объясняют алфавит, в принципе, он читаемый, и можно дальше посмотреть в словаре – что-то услышал, где-то как-то можно понять. С восточными языками не так – я имею в виду китайский, японский. Настолько переворачивается полностью сознание за первые несколько уроков…

ММ: То есть, всё на слух?

ТЗ: – Да, это такое непонятное ощущение, как будто учишься заново ходить. Когда ты смотрел на эти книжки, тексты, как на безумные картинки, и вдруг начинаешь всё это читать. Это действительно ни с чем не сравнимое ощущение. Первый год идёт большой прогресс, непрекращающееся удовольствие. Потом уже, конечно, нужно себя заставлять работать, искать что-то новое. А первые недели, месяцы – это просто что-то невероятное.

ММ: Это, наверное, как, можно вспомнить детский сад, начальную школу, когда изучаем нашу родную азбуку.

ТЗ: – Возможно, да. Но то детские воспоминания – это как-то проходит в раннем возрасте, по-другому всё, как будто так и надо. А во взрослом – когда вам, скажем, 20 лет, – когда мы умеем говорить, умеем писать, и тут вдруг что-то настолько новое, от чего дыхание, бывает, перехватывает.

ММ: Татьяна, а сколько лет вы уже занимаетесь японским языком?

ТЗ: – С переменным успехом это длится уже лет восемь. В моих путешествиях по Японии я с удовольствием говорю с местными жителями – могу спросить дорогу или просто поговорить на отстранённые темы – поболтать всегда получается здорово. Японцы – люди в основном открытые: стараются понять, даже если что-то неправильно говорится, они помогают, поправляют, взаимопонимание всегда есть. Надеюсь продолжать и довести это дело до нормального уровня.

ММ: Мы здесь живём на границе с Китаем, и у нас здесь, конечно, в большей степени об этой стране и её жителях, нежели о Японии. Тут это логично и понятно, почему. Но вот когда мы приезжаем в Китай, то там, по крайней мере, в близлежащих северных территориях, очень сложно изъясняться, если ты не знаешь хотя бы нескольких слов. Китайцы – нам это, может, кажется странным в каком-то смысле – в большинстве своём не знают английского языка. В европейские страны куда ни поедешь (Франция, Германия, например, Польша та же), там люди разговаривают вполне себе нормально. То есть, можно найти общий язык. А в Японии население в большинстве своём владеет ещё каким-либо языком?

ТЗ: – Сейчас японцы очень активно учат английский язык, особенно в преддверии Олимпиады. Они начали это достаточно давно, несколько лет назад. Лет 5-7 назад с этим были сложности, действительно. Было не так много надписей на английском языке, всюду были одни иероглифы, с людьми на улицах было сложновато общаться. Вообще, английский язык в Японии, как и в Китае, и в Корее, преподаётся с ранних лет. То есть, они говорят не хуже нас – в России тоже не очень хорошо говорят на английском. Но друг друга понять можно было бы, но этот азиатский, особенно японский идеализм какой-то – они очень стесняются сказать неправильно. Поэтому они отмалчиваются. Но сейчас это государственная программа в школах: английский учить обязательно, везде это сейчас распространяется. Довольно забавно наблюдать, как в аэропорту подбегают маленькие ребята-школьники, у которых школьное задание: где-то ходит учитель, наблюдает за ними, а они должны подойти к иностранцу и задать несколько вопросов на английском. Часто, не понимая ответа, они просто на автомате задают эти вопросы, что-то там записывают в своих тетрадках. И взрослые люди тоже, бывает, подходят на улицах, когда видят, что человек не занят, когда они его не потревожат, подходят и пытаются говорить по-английски.

ММ: Практикуются таким вот образом?

ТЗ: – Даже если с ними пытаешься заговорить по-японски, они говорят: а давайте по-английски. Да, хотят практиковать.

ММ: Получается, что вся страна, если, условно говоря, партия и правительство сказали изучать, то они изучают. Это реально происходит.

ТЗ: – Это факт.

ММ: Почему у нас так не происходит? У нас же тоже была Олимпиада в 2014 году, наверное, волонтёры чего-то изучали.

ТЗ: – Волонтёры были да… Ну, наверное, это действительно азиатская дисциплина. Ни в одной европейской стране такое невозможно. Мне кажется, что это должна быть либо идея, а с идеями у нас не очень хорошо – со следованием идеям. В Азии с этим проще – наверное, дело в воспитании, в вековых культурных традициях. Повторюсь: они не знали английский язык до этого, это уже несколько десятилетий преподаётся в школах, они его знают ничуть не хуже, чем мы, точно. Это делают модным, это делают престижным, можно получить больше возможностей работы, больше возможностей общения. Поэтому все там учат английский.

ММ: Вы часто бываете в Японии?

ТЗ: – Реже, чем хотелось бы, но 2-3 раза в год бываю.

ММ: Сейчас, кроме того, что язык учат, какие-то есть признаки, заметные события, говорящие о том, что идёт подготовка к Олимпиаде?

ТЗ: – Это как минимум уже пошла реклама, как и везде. Не то чтобы экскаваторы ездят по городам, не в таком контексте подготовка идёт.

ММ: Там перестраивать много, наверное, и не надо.

ТЗ: – Действительно, многое строится без помех для окружающих. В аэропортах очень заметно: помимо визуальных каких-то олимпийских символов, там перестраивают терминалы, делают всё более удобным. В принципе, нам как посетителям не особо заметно, просто так, наверное, этого не видно, это происходит всё параллельно, без помех для присутствующих.

ММ: То есть не так, как бывало уже, чего уж там говорить – всё раскопали, перекопали…

ТЗ: – Нет, такого, в принципе, нет. Потому что мегаполисы – очень живые, они просто не потерпят ямы посреди дороги, как это бывает у нас. Там это всё делается ночью, незаметно для окружающих.

ММ: Какое вообще впечатление производит страна Япония? Мне самому интересно. Ни разу, к сожалению, там не бывал, надеюсь, что когда-нибудь это произойдёт. Вспоминаю, как наши обозреватели (я в советское время рос) – и Цветов рассказывал, и Виноградов писали книги о Японии, они у меня были, некоторые до сих пор сохранились – «Пятнадцатый камень», «Век сакуры». Вы – человек другого поколения, для вас Япония с чем ассоциируется? Вы сказали, обучение в университете. Но всё-таки это больше уже такое очное знакомство или предварительно заочное какое-то знакомство, а затем, может быть, разочарование в чём-то или, наоборот, предощущение этого очного знакомства, когда вы побывали в Японии – наоборот, восхитились, может быть, ещё больше или чем-то удивились? Мне кажется, там есть чему удивиться и восхититься.

ТЗ: – Вернусь к тому, с чего начиналось. Это второй курс университета, первые уроки японского языка, началось с интереса к японскому языку. Я уже говорила о своих впечатлениях, о первых неделях его изучения. Дальше была стажировка в Японии, просто предложили – особого интереса к японской культуре не было, практически ничего о ней не знала. Токио, Осака, Киото, четыре острова – то, что все знают из уроков географии. Потом были замечательные сенсеи, с которыми до сих пор поддерживаю связь, это действительно были люди, которые могли заинтересовать. И потом была стажировка в Японии.

ММ: Это наши учителя?

ТЗ: – Да, это русские педагоги. Но для меня это действительно сенсеи – в более глобальном смысле, чем просто учителя. Они заинтересовали своими рассказами, своим поведением. Стажировка была от университета, я училась на гостиничном бизнесе, и просто предложили поехать. Мы жили месяц в гостинице, нас учили языку, показывали всё. Я ехала в Японию со своими друзьями, нас было четыре человека, без особых представлений, без особых ожиданий. Я ехала учить язык, посмотреть страну. Япония на тот момент мне представлялась какими-то каменными джунглями – небоскрёбы, бетон сплошной, роботы, что-то в воздухе летает. Но нам повезло – мы поехали на Хоккайдо. Мы даже не заезжали в Токио, жили в городе Хакодате. Зелёный остров, на берегу моря, безумно красивый, с низенькими домиками, с великолепной историей. Там были русские преподаватели, но мы с ними практически не пересекались, постоянно общались с японцами, которые принимали нас как гостей. Они возили нас везде на своей машине, всё показывали. Мы общались постоянно на каком-то языковом миксе, потому что толком мы не знали японского, они, естественно, не говорили по-русски – жестами, как угодно. Первое, что меня поразило, когда мы ещё не доехали до Хакодате – мы прилетели в Ниигату, которая расположена намного ближе, чем Токио к Хоккайдо. Мы добирались десять часов по Японии на перекладных электричках.

ММ: А сейчас сколько?

ТЗ: - Сейчас – пять часов (от Токио). Стало в два раза быстрее как минимум. Ну вот, первым впечатлением для меня было: как вообще по Японии можно так долго ехать, это же маленькая страна. А второе – пейзаж за окном. Я представляла тогда, что Япония – это бетон, а Россия – это природа. И тут из окна электрички я вижу просто ни одного дома стеклянного, поля бескрайние, горы, холмы, от которых поднимается туман. Уточки, которые ходят буквально в метре от проходящего поезда, цапли везде. Где в России можно увидеть цапель, которые ходят вдоль электричек? Конечно, видим, но крайне редко.

ММ: - Природа, просторы.

ТЗ: – Да, невероятно зелёные моря – вот это было действительно впечатляющим.

ММ: Потом, когда вы побывали уже в других местах, это ощущение так и осталось или какая-то корректировка произошла?

ТЗ: – Ощущение осталось. Потому что даже Токио, Осака – огромные мегаполисы – они сейчас отличаются. До сих пор у многих впечатление, что Япония – это страна будущего. Да, где-то так, но, например, Сингапур или Шанхай тот же самый – они уже обогнали Японию в плане небоскрёбов и чего-то такого. Кто едет в Японию за небоскрёбами, уже может немножко разочароваться. Потому что в Токио, в Осаке всё сделано для удобства. Да, они в 80-е и 90-е построили эти небоскрёбы. Но выше – чтобы просто соревноваться – они не хотят, им это не нужно. Всё сделано удобно, в Токио, Осаке, Йокогаме – эти города настолько зелёные, несмотря на все эти небоскрёбы, там всегда есть место, где погулять, где посидеть на лавочке, нет ощущения мегаполиса абсолютно. Там где-то бегают неспешно по дорожкам старички (и не только старички), кто-то сидит, наслаждается тишиной на пруду. Этих мест безумное множество, и их всегда можно найти.

ММ: Нет ощущения, что это какой-то шумный город?

ТЗ: – Оно есть, но в определённых районах. От такого района буквально два квартала можно пешком пройти и отыскать место, где будет тишина и красота.

ММ: В России есть чем-то похожие города? На Дальнем Востоке, может быть, в Центральной части, Москва, Санкт-Петербург.

ТЗ: – Похожих… наверное, нет. Дальневосточные города недотягивают по масштабу, чтобы сравнивать. Санкт-Петербург – это совсем другое, там – музей под открытым небом, до него, скорее, недотягивает Токио. Для меня, наверное, японская провинция, которую мы сейчас представляем на фотовыставке – это моё. Токио для меня всегда это транзитный пункт, конечно, это замечательный город, там можно много чего найти, но я обычно там больше одной ночи и одного дня не задерживаюсь, я уезжаю куда-то дальше, в префектуры, маленькие деревушки, где, в принципе, больше одного дня тоже делать нечего. Но они больше притягивают. Я за одну поездку обычно совмещаю 8-9 населённых пунктов – маленьких, но очень интересных.

ММ: А в Японии, кроме природы, каких-то традиций может быть, обычаев, что, на ваш взгляд, наиболее интересно посмотреть и прочувствовать человеку, который туда приезжает впервые?

ТЗ: – Для первого раза, наверное, нужно как раз увидеть те самые контрасты и выбрать для себя, что более интересно. Или так и оставить всё на контрастах, посмотреть на всё с разных сторон, попытаться всё найти. То есть, Япония – это страна для всех. Там любой может найти то, что ему будет интересно. Это и в природе – начиная от практически тропических пляжей до северных широт. Это и сезонность, так прославляемая японцами: в России мы с этим знакомы, но в Японии всё это произведено в какой-то культ – начиная от цветения и завершая сугробами. Это, в том числе, и роботы, это парки развлечений, развлечений с детьми там великое множество. Пустыни, леса, замки, храмы – там столько всего на любой вкус. Те же современные традиции – аниме, караоке, косплей. Действительно на любой вкус.

ММ: То есть в Японию стоит съездить хотя бы раз?

ТЗ: – Забыла про кухню японскую! Это наследие ЮНЕСКО. И это не только суси, это очень много, это очень разнообразно и вкусно. Стоит попробовать.

ММ: Спасибо. Я беседовал с представителем Японской национальной туристической организации во Владивостоке Татьяной Зубаревой. Татьяна, спасибо вам огромное, что нашли несколько минут, чтобы рассказать о вашей Японии.

Просмотров всего: 206

распечатать

Комментарии закрыты