12декабря
Предыдущий материал Следующий материал
6 октября 2017, 13:42 0

Валерий Разгоняев: многие мне советуют – пиши прозу, у тебя это здорово получается

Валерий Разгоняев: многие мне советуют – пиши прозу, у тебя это здорово получается

19 октября, накануне дня рождения поэта и писателя Леонида Завальнюка, состоится церемония награждения литературной премией его имени. В этом году она пройдёт второй раз, и претендентов больше, чем в прошлом году. Амур.инфо продолжает знакомить читателей с соискателями премии–2017. Сегодня на вопросы Светланы Казачинской отвечает Валерий Разгоняев, поэт, художник, скульптор, член Союза российских писателей, Творческого союза художников России.

– Валерий Иванович, амурчане знают вас как художника и скульптора. И вот номинация на литературную премию сразу двух поэтических сборников. Что в вашей жизни было раньше – живопись или литература?

– А я ведь одновременно начал заниматься и литературой, и скульптурой, и рисованием увлёкся. Ещё в школе попробовал писать. В 12 лет приступил к написанию серьёзного большого романа! Остались тетрадки с его набросками, ошибок там – тьма! В школе я был очень увлечённым ребёнком: и спортом занимался много, и очень много читал. Увлекался романтической литературой, иностранной.

– Любимые авторы тех лет, кто они?

– Пожалуй, как у большинства, – Дюма, Жюль Верн и классический набор романтической школьной литературы. Записан я был в несколько библиотек, их тогда в Благовещенске много было – и детских, и взрослых, сейчас их уже нет. Первую книгу прочёл в первом классе, это была серьёзная очень книга! Взял её в библиотеке МВД, а я только научился читать, и был это «Дон Кихот» Сервантеса…

– В полном объёме? Это же большой двухтомник, для первоклассника это невероятный масштаб!

– Да, именно два тома. Большая прекрасно иллюстрированная книга с рисунками Гюстава Доре. Я и рисовать-то начал, отталкиваясь от книжных иллюстраций. Сначала это был рисунок, а потом уже в школе у меня замечательный был педагог, исключительной доброты человек – Михаил Панкратович Матяш. Повезло. Но мне всегда везло с педагогами. В 4-й школе коллектив педагогов был удивительный. Сейчас иногда встречаемся с людьми, которые в то время со мной учились, со стариками моего возраста, и мы вспоминаем учителей пофамильно. И вот Михаил Панкратович Матяш – он учил меня и рисунку и живописи. Если он видел задатки в ученике, старался их раскрыть. Меня он разглядел. У меня отличные оценки были по рисованию, по живописи. Он меня даже в свой дом приводил, уроки мне и там давал. Первая моя персональная выставка в Доме пионеров состоялась, когда мне было 13 лет. И тогда же я начал писать. Лет в 14-15 пошли первые стихи. После семилетки уехал в Ташкент, поступил там в художественное училище. Здесь своего училища тогда не было… А там мне пришлось выучить узбекский язык!

– На премию вас заявил Александр Урманов и заявил сразу двумя книгами – «Покидая урочища Чёрного дракона» и «Багрянорождённый трилистник».

– Почему сразу двумя? «Багрянорождённый трилистник» – это вторая книга, она более полная. А в первую – «Покидая урочища..» – она не что иное, как сборник ранее написанного, и туда вошла только одна часть из цикла «Багрянорождённый трилистник», посвящённая белому цвету. Не смог издать «Трилистник» в полном объёме, потому что не хватало средств. Поэтому подал заявку на грант, попросил 50 тысяч. А мне выделили серьёзный грант – по-моему, 150 тысяч дали. Если бы я сразу знал, что мне столько дадут, я бы издал книгу, как задумывал. Тогда книга была бы одна.

Во вторую книгу я вложил и собственные средства. К сожалению, во второе издание вкралось большое количество ошибок – около 20, я её толком не успел отредактировать. Увы, это явление общего порядка – ошибки уже в напечатанной книге. Хотя у Владислава Лецика этот номер не проходит. Грамматически он издаёт очень выверенные вещи. Первую редакцию «Покидая урочища Чёрного дракона» делал другой редактор и пропустил, к сожалению, много ошибок. А вторую редакцию выполнил Лецик. Свою работу он делает замечательно.

– Значит, вот какова «тайна двух книг». А где их можно найти: в библиотеках, в Сети, в продаже?

– Найти трудно. По условиям гранта, половину тиража «Покидая урочища Чёрного дракона» я передал в управление культуры Благовещенска. Министерство культуры области не смогло мне тогда помочь, там были трудности, а город помог, за что я, конечно, очень благодарен городскому управлению культуры. С пониманием отнеслись. К тому же получилось, что выход этой книга был приурочен к моему юбилею – 70-летию. Ещё половину остатка тиража я передал Обществу пожилых людей, они меня на грант выдвигали. Остальную часть я просто раздарил – знакомым, дорогим мне людям, в Москву отвёз, передал в Союз писателей, подарил Юрию Кублановскому, хорошему моему старинному приятелю, моим друзьям – московским художникам…

– Валерий Иванович, на церемонии вручения премии, это будет 19 октября, запланирован книжный киоск, где будут продаваться книги и лауреатов прошлого года, и нынешних номинантов, и самого Леонида Завальнюка. Сможете принести и свои книги?

– У меня практически ничего не осталось. Что касается коммерческой стороны моей литературной деятельности… Здесь, в библиотеке, как-то была организована осенняя ярмарка, и тоже продавали книги. Я принёс немного своих, штук 10. В течение дня люди подходили, интересовались, но никто ничего не купил. Я эту идею оставил. Если люди литературой и поэзией интересуются, но покупать её никто не готов: или финансовое положение не позволяет, или интересы поменялись, а скорее всего, поменялось само общество.

– Появился бесплатный источник для любителей почитать – это Интернет.

– Да, скорее всего, люди просто заходят в Интернет, там можно найти многие книги.

– А ваши можно найти?

– Я этим не интересуюсь, времени нет. Хотя меня просила библиотека, и я дал разрешение на размещение на их сайте моих книг.

– Значит, их можно найти на сайте Амурской областной библиотеки имени Н.Н. Муравьёва-Амурского в разделе «Литературное Приамурье» – http://priamure.libamur.ru/ Что касается поэмы «Албазино»: она довольно известна. Давайте о ней расскажем подробнее.

– В сборник «Покидая урочища Чёрного дракона» вошли три поэмы, хотя планировалось четыре. Поэму «Мавзолей» я решил не включать – чересчур политизирована, не хотел обострять. В ней больше политики, чем литературы. Хотя в поэме «Верховный правитель» – это о Колчаке – тоже хватает политики, но там больше о личности человека. Дело в том, что, когда пишет писатель, а особенно поэт, он не ставит себе задачу выступать от лица какой-нибудь политической партии. Он может вжиться в образ, любой. Например, хорошо известный Владимир Высоцкий мог от имени самолёта написать какое-то произведение. Можно встать и на ту точку зрения, и на эту, можно встать на позицию большевиков, можно встать на позицию белогвардейцев, чтобы лучше раскрыть этот образ. Что касается «Албазина», так я с детства увлекался историей, коллекционированием. Для поездки в Москву мне пришлось продать часть редких серебряных монет, в планах две выставки в столице – в декабре и феврале, на серьёзных площадках. А когда ещё пацаном был, часто ходил в музей, который был там, где сейчас ЗАГС. И там висела икона Албазинской божией матери. Небольшой был зал, и небольшой уголок в нём отведён истории Албазина: лежали две-три булавы, палаши казацкие. А ведь с этого началась история русских на Амуре. И там я увидел эту икону… Клянусь, от неё магнетическая сила исходила! И не видел я ни одного человека, который прошёл бы мимо неё, не задержавшись надолго. Чем-то она притягивала.

— Три поэмы вошли в сборник «Покидая урочища Чёрного дракона», две из них «Албазино» и «Верховный правитель», а третья?

– Третья поэма – «Мосты канала Грибоедова, или Екатерининский канал». Она о самых интересных мостах Санкт-Петербурга. Я часто бывал в Петербурге, и мы с друзьями-петербуржцами обходили исторические места. Мне ведь очень повезло с моими друзьями – москвичами и петербуржцами. Это не просто люди, которые там живут, а знатоки и патриоты родных мест. Их рассказы отразились в моей литературе.

Здоровье всё чаще подводит, приходится рассчитывать каждый свой день, мне многое надо успеть. Весь прошлый год ушёл на доработку и переработку «Трилистника». До этого несколько трудных лет посвятил скульптуре. Скульптуру мало сделать, её же пробивать надо, чтобы где-то поставить – это великая проблема! Знаю много талантливых ребят в Благовещенске, которые не могут пробиться, – нет средств, нет административного ресурса. Поэтому скульпторов мало. Да и живопись стала очень дорогим занятием.

– Сейчас что-то пишется?

– Сейчас пишутся картины. Готовлю две большие выставки в Доме кино и в Доме журналистов в Москве – это серьёзные площадки. Договорились с Сергеем Новожиловым, что в Доме кино будут портреты гостей «Амурской осени» Татьяны Конюховой, матушки Ольги (Гобзевой), Нины Павловны Гребешковой, вдовы Леонида Гайдая. На Кузнецком мосту планирую сделать выставку скульптуры осенью будущего года. Кроме всего прочего, задача – найти средства на эти поездки. И ещё одно дело надо успеть: я не отметился в прозе. Многие мне советуют: пиши прозу, рассказы, повести, у тебя это здорово получается.

– Спасибо, Валерий Иванович, всего вам хорошего.

Просмотров всего: 155

распечатать

Комментарии закрыты