15декабря
Предыдущий материал Следующий материал
4 октября 2017, 13:31 0

Станислав Федотов: премию использую для издания нового романа

Станислав Федотов: премию использую для издания нового романа

19 октября, накануне дня рождения поэта и писателя Леонида Завальнюка, состоится церемония награждения литературной премией его имени. В этом году она пройдёт второй раз, и претендентов больше, чем в прошлом году. Амур.инфо продолжает знакомить читателей с соискателями премии–2017. Сегодня на вопросы Светланы Казачинской отвечает писатель Станислав Федотов.

– В разные годы вы жили в разных регионах – в Сибири, в Благовещенске, сейчас – в Москве. Как это отразилось в вашем творчестве? Чем «амурский период» отличается от «московского»?

– Моя жизнь в разных регионах практически мало отразилась на моих занятиях литературой. Я всегда писал и пишу только о том, что меня волнует в этот момент, независимо от того, где живу. Но давайте попробуем разобраться.

Я родился на Алтае. Войну пережил в Томске; в 1945-м меня взяла к себе бездетная сестра матери, и десять лет я жил в её семье – сначала в Башкирии, затем в Кургане и районном городке Шадринске, где окончил среднюю школу. С 1955-го по 1986-й снова Томск: учился в университете на радиофизическом факультете, работал на оборонном заводе и в НИИ; а когда в 1973 году получил членский билет Союза писателей СССР, перешёл на работу в издательство и с той поры занимался только литературой. До июня 2001-го жил и работал в Благовещенске. Последние 16 лет живу в Подмосковье.

Со второго класса школы я сочинял стихи, но серьёзно стал заниматься поэзией уже после окончания университета. Потом увлёкся драматургией. Сегодня в моём «портфеле» 12 поэтических книжек и 4 поставленных (есть ещё 3 непоставленных) пьесы. Одна из них, амурская сказка «Спроси своё сердце», с 2003 года идет на сцене Московского государственного историко-этнографического театра. Написана она была для благовещенского Театра кукол, но почти 10 лет пролежала без движения, а в Москве нашла своих постановщиков и зрителей. С этой сказки, можно сказать, и начался непосредственно мой «амурский период» в литературе, который, как мне кажется, не закончился и сейчас.

– Расскажите, пожалуйста, для читателей историю написания романа, выдвинутого на премию, «Возвращение Амура». Какой тираж у этой книги, в каких издательствах он выходил и где с ним могут познакомиться читатели? Есть ли он в Сети?

– Историю романа надо отсчитывать от 1998 года: тогда амурский прозаик Валентин Крылов неожиданно предложил мне написать киносценарий о Муравьёве-Амурском. А я, честно, с юности мечтал о кино, даже пытался поступить на Высшие сценарные курсы, но опоздал по возрасту. Я немедленно согласился. В 1999 году мы с ним написали киносценарий и отправились в мир кино. Встречали нас радушно, но ни у продюсеров, ни у студий не было для нас денег, а у нас не было спонсоров. И всё зависло. Потом я с семьей переехал в Подмосковье, Крылов ушел в мир иной, я еще несколько лет потолкался в кинокоридорах, заработал инфаркт, за ним – шунтирование сердца. В общем, только в 2008 году вернулся к сценарию и подумал: зачем же пропадать материалу, напишу-ка я роман. Наивно полагал: переведу видеоряд в повествование, вот и получится роман. Но, как говорится: ага, щас, только вас и ждали!

Я открыл для себя совершенно иные законы, иные требования, которые пришлось осваивать по наитию, ведь у меня нет ни литературного, ни филологического образования, интуитивно доходил до нужной формы, нужного содержания, выбирая нужный стиль, язык и прочие тонкости.

На всё про всё ушло четыре года. Первую часть я показал издателям с извечным вопросом начинающих: стоит ли этим заниматься? Сказали: стоит. И я, вдохновившись, продолжил. Однако в какой-то момент увидел, что одного тома будет мало, сдал написанное в печать (первый том под названием «Возвращение Амура» вышел в издательстве «Вече» в серии «Сибириада» в 2010 году) и взялся за второй. Он был выпущен в 2011-м под названием «Схватка за Амур».

Вообще, я планировал весь роман назвать «Возвращение Амура», а каждому из томов дать свои названия, но издательство поступило по-своему, внеся некоторую путаницу. С окончанием второго тома меня торопили, а материала оставалось еще много, поэтому пришлось писать третий – «Благовест с Амура», увидевший свет в 2013 году. Я закончил повествование подписанием Айгунского трактата, который явился апофеозом деятельности Муравьёва на посту генерал-губернатора. Можно было описать путешествие в Японию, заключение Пекинского договора, закрепившего за Россией Приморье, но для меня коллизии жизни главных героев завершились, практически все узлы были развязаны, а дальнейшие судьбы (не Муравьёва – других персонажей и их потомков, вплоть до 1970-х гг.) прослеживались в разработке романа с рабочим названием «Дорога в 1 000 ли», который, к сожалению, вряд ли будет написан. И не потому, что нет сил и времени, а потому, что чувствую: издателям он будет неинтересен.

– Что сказали о «Возвращении Амура» профессиональные критики? Как встретили его читатели?

– Хотя роман и получил в 2013 году международную премию имени Валентина Пикуля «за развитие традиций русского исторического романа» и читательские отзывы о нем весьма положительные, но критика его не заметила, автор не попал в обойму, как и абсолютное большинство участников «Сибириады». Мы ведь не замешаны в литературных и окололитературных скандалах, а пишем в классических русских литературных традициях – без пошлости, скабрёзностей и мата. В общем, не тянут они на «моду». Да и тиражи у таких книг сейчас мизерные – 2-3 тысячи экземпляров, а это для России – даже не капля в море. В советское время дебютная книжка выходила тиражом 15 тысяч (и гонорар был 150 рублей за авторский лист, то есть за том в 20 авторских листов писатель получал 3 тысячи и год-полтора мог спокойно жить и работать; сегодня гонорар, если он вообще есть, – 8 % от издательской цены). Мой роман в «Вече» выдержал три издания общим тиражом 7 тысяч экземпляров. В интернет-магазинах еще встречаются первые две книги, в Сети романа нет. Зато в Сеть выложен второй роман «Мультиверсум, или Волны Русского океана», который я написал в 2014-2015 гг., он пока не издан.

– На сколько достоверна историческая фабула «Возвращения Амура»? Какие документы пришлось изучить, какие источники привлекались для работы над романом?

– Безусловно, я самым широким образом использовал исторические документы. В основу легли «Материалы к биографии графа Муравьева-Амурского» Барсукова, сборник воспоминаний о графе, выпущенный СО АН РФ, книга Невельского «Подвиги русских моряков…», масса разрозненных документов и воспоминаний, извлеченных из архивов и, главным образом, из Интернета, различные справочники и словари — всё шло в дело. Насколько естественно это легло в ткань романа, судить читателям.

Вообще говоря, Интернет, оцифровка архивов и старых источников – великое подспорье современному историческому писателю! Ты можешь работать хоть в самом глухом углу, но если есть Интернет, ты напрямую связан с любым хранилищем сведений с одной стороны и с любым издательством – с другой. А с третьей – можешь общаться с коллегами и своими читателями. Обратная связь очень важна!

– Если столько проблем и с изданием, и с оплатой творческого труда, не отбивает ли это охоту у современных писателей браться за эпические темы, за большие формы?

– Не замечаю никого, кроме, пожалуй, Алексея Иванова из Перми, кто охотно брался бы за масштабные темы. Известен своими романами-полотнами Сергей Алексеев, но вот уже года три-четыре ничего нового из-под его пера не появлялось. Удачно прошёл в той же «Сибириаде» Алексей Воронков, и я знаю, что в его компьютере есть ещё интересные работы, но в издательском деле сегодня серьёзные перебои, особенно с исторической тематикой, что заглядывать вперёд проблематично.

Что касается читателя, то любителей больших полотен меньше не становится – была бы книга интересно написана. Конечно, можно посетовать, что на полках магазинов засилье литературной «попсы», но, видимо, таково время. Думаю, скоро любители чтения «наедятся» этого чтива и вернутся к нормальной литературе. От требований времени не отмахнуться, и писатели должны это учитывать, если хотят не только самовыражаться, но и доходить до сердца и души читателя.

В моем кругу ценится слово, язык произведения. Это на первом месте, а уж потом сюжет, психология героев. Без языка нет литературы. Звучит банально, но я отредактировал более сотни романов для одного издательства и знаю, как пишут нынешние литераторы, претендующие на звание писателя. Увы, современную литературу по большей части создают редакторы, а не авторы текстов. И еще одна беда, не побоюсь этого слова, современной литературы – отсутствие конструктивной профессиональной критики. Отзывы читателей – это хорошо, но квалифицированная аналитика для развития литературы нужна как воздух. Отдельные работы, как правило, заказные, погоды не делают. У меня лично средств на заказную статью нет, поэтому довольствуюсь откликами читателей.

– Кто из конкурентов по премии этого года вам интересен?

– Читал не всех, но очень было бы интересно познакомиться с романом Александра Маликова. Я его в своё время знал как начинающего. С интересом, естественно, познакомился бы и с другими авторами.

Из ныне живущих амурских писателей я неплохо знаком с творчеством Алексея Воронкова, Нины Дьяковой, Игоря Игнатенко, Владислава Лецика. В годы жизни в Благовещенске знал произведения всех уже ушедших из жизни, а также Григория Шумейко, Алексея Падалко, Александра Бобошко, Владимира Куприенко, Константина Корсака, Леонида Симачева. С огромным удовольствием читаю рассказы и пьесы Александра Герасимова, который остается амурским, несмотря на отъезд в Калининградскую область. Между прочим, себя тоже считаю амурским писателем и поэтом, потому что прирос сердцем к этому замечательному краю, пишу в меру сил и надеюсь успеть ещё что-то написать.

– Планы на денежную часть премии уже есть?

– А что тут хитрить? Если буду удостоен премии, использую для издания нового романа.

– Спасибо, Станислав Петрович, здоровья вам и успехов!

Просмотров всего: 149

распечатать

Комментарии закрыты