20октября
Предыдущий материал Следующий материал
10 октября 2017, 14:42 0

Наталья Фурсова: историю нельзя переделать – её нужно принять такой, какая она есть

Наталья Фурсова: историю нельзя переделать – её нужно принять такой, какая она есть

О преобразованиях, которые ждут школу № 4 после получения статуса гимназии, рассказывает директор Алексеевской гимназии Наталья Фурсова. Интервью провели ведущие «Эха Москвы в Благовещенске» Татьяна Удалова и Алексей Воскобойников.

Татьяна Удалова: Это «Эхо Москвы в Благовещенске». В студии – Наталья Фурсова, директор Алексеевской гимназии. Здравствуйте, Наталья Константиновна.

Наталья Фурсова: – Здравствуйте.

Алексей Воскобойников: Здравствуйте. Около месяца назад мэр Благовещенска Валентина Калита подписала постановление о новом официальном статусе школы № 4. Теперь это – Алексеевская гимназия Благовещенска. Звучит внушительно. Решение о переименовании пришло наверняка не спонтанно, этому предшествовал ряд событий. Когда родилась эта идея? Кто её озвучил впервые?

Н.Ф.: – Вы знаете, когда 11 лет назад я пришла в эту школу, то, соответственно, приняла в своё управление не просто здание, но ещё была передача образовательной программы школы № 4. Звучала она тогда очень интересно – «Истоки». То есть, говорилось о тех исторических событиях, которые существовали в образовательном учреждении. И всё, что было создано, нужно было поставить на порядок выше и уйти в учреждение, имеющее развивающий характер, очень сложно было и трудно. И вот в 2007 году мы решили коллективом школы, администрацией школы, что это будет эксперимент, экспериментальная работа по созданию условий для получения именно гимназического образования – как для детей, так и для педагогов. Поэтому история о переименовании в Алексеевскую гимназию берёт начало именно с 2007 года.

А. В.: В чём принципиальное отличие образования гимназического от школьного привычного?

Н.Ф.: – Если обратиться к тому периоду, то перед нами стояла задача повышения качества. На порядок его, конечно, нужно было повысить. Это изменения учебно-методического комплекса, это создание хорошей материальной базы, это увеличение количества учащихся (мы все хорошо знаем, что в тот период был провал, когда детей не так много было в школе, мы даже не наполняли полные параллели). Если я пришла, и школа была в пределах 900 человек, то сегодня уже в пределах 1 400. Школа не только поменяла сегодня свой статус, она сегодня привлекает горожан, привлекает детей, которые хотят обучаться. И это не только за счёт своих бывших выпускников – это и тот, кто приезжает в наш город, тот, кто впервые знакомится с историей школы. Вот это здание красивое, в центре города, со своей знаменательной историей. Сегодня, если говорить о качестве, то мы входим в пятёрку лучших образовательных учреждений города Благовещенска. рядом с Первой гимназией – они всегда были для нас ориентиром, рядом с лицеями – 6-м и 11-м, рядом с 25-й гимназией. Поэтому конечно хотелось встать на ступеньку выше, чтобы быть рядом с ними и соперничать – в хорошем смысле. Потому что образование сегодня – без разницы, в каком учреждении обучается ребёнок, важно, чтобы в дальнейшем он оставался в городе, оставался на той земле, где он родился, и, соответственно, приносил пользу.

Т. У.: Наталья Константиновна, вы сказали, что десять лет назад были цели изменить всё – в том числе, увеличить материальную базу, закупить какую-то мебель, оборудование. Как вы достигали этих целей (если вы их достигли)?

Н.Ф.: – В то время появлялись первые всероссийские конкурсы. И мы, как и многие учреждения, подавали на грант. В 2007 году мы получили свой первый миллион на развитие образовательного учреждения. И тогда, конечно, была и новая мебель и информационные технологии – компьютерная техника, интерактивные доски. Тогда нам казалось, что миллион – это очень большие деньги. Сегодня, конечно, нам этого не хватает, того миллиона, наверное бы, не хватило и на десятую часть, того, что необходимо приобрести для школы. Но, кроме мебели, кроме технологий, самое главное – это изменить подход к ученику, изменить тот стандарт на уроках, который, может быть, был неинтересен. Сегодня он намного отличается от того времени, потому что у учителя есть возможность работать с учеником, который стоит на одной ступеньке с учителем. Наши современные дети очень хорошо разбираются в современных технологиях, умеют говорить, умеют пользоваться, соответственно, учителю приходится соответствовать.

А. В.: А иногда и консультироваться с учеником – как пользоваться тем или иным гаджетом.

Н.Ф.: – Вы знаете, да. Иногда даже мне приходится соответствовать тому уровню – дети очень внимательны, они подмечают всё, даже какой у тебя в руках телефон, насколько он современным кажется, насколько ты умеешь разговаривать с ними по этой теме. Потому что если ты дашь слабинку, то интерес к тебе сразу пропадает.

А. В.: Спишут в утиль, грубо говоря.

Н.Ф. (смеётся): – Да, да. Потому что сегодня дети настолько интересны и настолько развиваются быстрее, чем когда я пришла впервые в общеобразовательное учреждение… Нам, конечно, надо соответствовать.

А. В.: Наталья Константиновна, хочется спросить относительно переименования школы в гимназию. Были наверняка и те, кто вас поддержал, были и те, кто против. Какие аргументы выдвигали те, кто за и те, кто против?

Н.Ф.: – Когда начиналась эта работа, не было тех, кто против. Все хотели перемен. И время было такое, направленное на перемены. Сегодня, может, переименование и звучит не с очень хорошей стороны, потому что затрагиваются исторические моменты. Но я хочу сказать, что историю нельзя переделать – её нужно принять такой, какая она есть. А мы для себя берём только те моменты, которые в этой истории будут нести пользу для образовательного учреждения. Если возвращаться к его появлению в 1874 году, тогда, когда впервые царская особа появилась здесь, у нас, на Дальнем Востоке, в Амурской области, когда были выделены деньги на образование города Благовещенска, только через год руководство города решило выделить средства на строительство школы. Тогда это ещё не была Алексеевская гимназия, это была просто двухклассная школа. Всего было два класса, через год появилось ещё два – она становится четырёхклассной, потом шестиклассной школой… И только в 1888 году школа получает имя Алексея.

Т. У.: В честь кого, скажите, не все знают.

Н.Ф.: – Алексей Александрович Романов – царская особа, цесаревич знаменитого семейства Романовых. И сегодня мы говорим о значимости этого рода для страны в целом.

А. В.: Встречается такое мнение: Алексей Романов не такой уж был и молодец, а вот Михаил Калинин – молодец. Почему не вернулись к нему?

Н.Ф.: – Если возвращаться ко всем переименованиям, которые школа имела и имеет на сегодняшний день – их очень много. С 23-го года по 97 год школа действительно носила имя Калинина. Вернуться к нему? Конечно, можно было бы называться гимназией имени Калинина, но речь идёт о том, что мы вернулись к истокам.

А. В.: Ну да, гимназия имени Калинина – это эклектика в чистом виде.

Н.Ф.: – О том, насколько тот или иной, та или иная историческая личность внесла вклад в развитие учреждения, можно говорить много. Об этом сложно спорить. Мы берём то, что важно и нужно нашему современному ученику. Сегодня, наверное 40 % учащихся школы – это дети, которые пришли из семей мам, пап, дедушек, бабушек, которые здесь обучались. Это дети наших бывших учеников.

А. В.: Я не уверен, что сегодняшние школьники знают, кто такой Калинин и что такое всесоюзный староста.

Н.Ф.: – На территории нашей школы, перед центральным входом стоит памятник, установленный нашими выпускниками. Мы его сохраняем.

А. В.: Его учебное заведение не лишится? А то многие переживают – куда денется дедушка Калинин.

Н.Ф.: – Во-первых, мы не имеем права на это – убирать самостоятельно. Это памятник культуры, мы несём за него ответственность. Поэтому и не нам принимать решение – убирать или не убирать.

А. В.: Он тоже – часть истории, зачем низвергать.

Н.Ф.: – Конечно. Знают ли наши дети? Конечно, знают. Очень много исторических фактов, которые описаны, находятся в нашем музее. Наши ребята приходят, знакомятся, у нас есть уроки в музее, мы затрагиваем эти моменты. 21 октября у нас день рождения школы, в преддверии праздника мы всегда проводим тематические мероприятия, линейки, исторические минутки, где знакомим наших ребят с историей. У нас в школе работала внучка Маршака – она преподавала русский и литературу, проездом был Будённый. У нас была ученица Вера Жохова, которая дружила с Горьким. Если брать все исторические личности, которые так или иначе касаются 4-й школы, их очень много. И, соответственно, выбор, конечно, падает в ту сторону, от кого берутся истоки.

А. В.: Помимо вашего музея, о котором многие наслышаны, у вас есть удивительная экспозиция – когда ученикам предлагают принести самую старую вещь в их доме. Расскажите об этом.

Н.Ф.: – Да, мы проводим такой день, когда ребята находят у себя дома какую-нибудь старинную вещь и приносят. Иногда оставляют в дар, бывает, что семья не готова отдать – вещь дорога как реликвия.

А. В.: Это уникальный момент, когда история школы переплетается с историей каждой семьи.

Н.Ф.: – Конечно. И мы настолько благодарны нашим ученикам – они не просто приносят эти вещи, они приходят вместе с бабушками, дедушками, которые рассказывают интересные истории, это нам очень дорого. Года два или три назад мы, проводили ремонт в коридорах школы. У нас был такой квадратный выступ, который всем мешал – боялись, вдруг кто-то ударится. Решили его убрать. Когда мы убрали коробку, то нашли распределитель тока 1874 года. И сейчас он находится у нас в музее.

А. В.: С ума сойти. А сколько ещё таят эти стены!

Н.Ф.: – Разные предметы находятся. Когда меняли дверь, мы нашли старые воротнички и фартучки.

А. В.: И на чердаке находили, и под половицами.

Н.Ф.: – Да. У нас есть выпускники, которые занимались поисками потерянного клада на территории школы… (смеётся).

А. В.: Наверное, до сих пор нет-нет да что-нибудь отколупывают ученики.

Н.Ф.: – Часто приходят люди и обращаются с просьбой: а можно мы пройдём, а можно мы посмотрим, можно мы сто-то поищем. Хотя, конечно, уже сложно что-то найти. Потому что со временем всё это просто истлевает. На нашей территории есть знаменитый фонтан, который мы каждый год приводим в порядок, его красим, белим, высаживаем там цветы. И вот те коммуникации, которые вели от школы к фонтану, если задаться целью, наверное, можно восстановить. Витает такая мысль в головах.

А. В.: – Ещё вопрос возникает у многих: с переходом от школы к гимназии разделение, как прежде, на мальчиков и девочек будет? В этом есть смысл или нет?

Н.Ф.: – Нет, мы не рассматриваем у себя в образовательном учреждении обучение гендерных классов. Я считаю, что всё-таки мальчишкам и девчонкам обучаться на одной территории лучше и интереснее. Тут спорить можно очень много, но я считаю, что Алексеевская гимназия гендерные классы вводить не будет.

Т. У.: Вы сказали, что когда вы решили стать гимназией, не только оборудование изменили, но и уроки, наполнение. Как вы делали это: может быть, у вас значительно омолодился педагогический коллектив, как вы достигали поставленной цели?

Н.Ф.: – Я всегда своим педагогам говорю (уже крылатой стала фраза у нас в коллективе) о том, что если мы не сможем измениться, то ситуация выдавит нас из образовательного процесса, мы просто не сможем работать на этом высоком уровне. И многие это понимают. Случалось, нас покидали мудрые педагоги, которые уходили на пенсию. И сегодня, если посчитать, то до 30 лет у нас пятнадцать педагогов, до 35 их уже около тридцати, а всего работающий коллектив на сегодняшний день – это 60 педагогов. На протяжении последних пяти лет к нам приходят молодые специалисты, которые не уходят из школы. Они остаются, они активны, они участвуют в разных конкурсах – не только на уровне города, но и на уровне России.

Т. У.: А что их держит? Это у них такая зарплата, которую невозможно ни на какую другую сферу променять?

Н.Ф.: – Вы знаете, наверное, остаются всегда те, кто видит себя рядом с детьми. Потому что учитель, который не видит в себе ребёнка, не остаётся в образовательном учреждении. Какая бы зарплата ни была – большой, средней, маленькой. Сегодня мы бы, конечно, хотели иметь зарплату больше, но она такая, какая есть. И если педагог желает получать больше, он имеет возможность взять больше нагрузки. Что нежелательно для меня как для директора: больше нагрузки – меньше внимания детям. Когда много учебных часов, педагог устаёт работать.

Т. У.: Работа превращается в конвейер – сплошные уроки, уроки, уроки…

Н.Ф.: - Конечно. Поэтому хотелось бы наоборот – чтобы его работа уходила за пределы часов. Там, где было бы свободное общение, немножечко на другом уровне тот же предмет педагог мог бы донести. Если возвращаться к заработной плате, то сегодня, конечно, хотелось бы, чтобы при нагрузке 20-25 часов зарплата была достойной.

Т. У.: А среднее на ставку – это сколько?

Н.Ф.: – Трудно сказать на ставку…

Т. У.: Ну, средний заработок педагога. Потому что говорят – 30-35 тысяч у учителей сейчас. Зарплаты учителей школы и учителей гимназии отличаются?

Н.Ф.: – Здесь нет разделения на статусы, всё зависит от количества детей сегодня в школе. То есть, деньги идут в соответствии с этим. Увеличивается число учеников – повышается и заработная плата у педагога. Средний заработок зависит от многих показателей. Но самое важное – это, всё-таки, количество детей. На параллель у одного педагога – от 100 до 200 учащихся.

Т. У.: Так сколько это денег в месяц? Какая нижняя граница – 30 тысяч, там, 25, 20 тысяч…

Н.Ф.: – Заработная плата на сегодняшний день у нас по школе – в пределах 32 тысяч: 31 787 рублей.

А. В.: Переименование заведения порождает ажиотаж – замечаете, что хотят к вам перевестись из других школ? Или первоклашек, может быть, записывают не по месту жительства – настолько хотят попасть к вам?

Н.Ф.: – У нас всегда ажиотаж. У нас уже сейчас можно начать запись первоклассников на следующий учебный год. Уже есть-таки желающие. Вот совсем недавно у нас приехал ученик из города Зеи, из лицея. И он говорит: как замечательно – я учился в лицее и попал на порядок выше, в Алексеевскую гимназию! То есть, ученики сами для себя делают вывод. Безусловно, наша гимназия привлекает и учащихся, и родителей.

Т. У.: А что-то ещё конкретно будет меняться кроме таблички на дверях?

Н.Ф.: – Те изменения, которые мы уже вложили, они уже продолжают развитие. В этом году у нас открываются новые курсы, новые факультативы – я говорю о дополнительном образовании, которое выходит за рамки наших уроков. Всё то, что нужно было сделать с 2007 по 2011 годы, работая в эксперименте, мы это сделали. Мы заложили новый учебный план, мы взяли новые учебники. В следующем учебном году мы переходим на стандарт в среднем звене – вслед за 1-й и 25-й гимназиями. Эти изменения будут в новой профильной школе, появятся новые профильные классы.

Т. У.: И вопрос от родителей: будет ли в Алексеевской гимназии вводиться единая форма для учеников?

Н.Ф.: – Над этим работает родительский комитет школы.

Т. У.: Спасибо. У нас сегодня в гостях была Наталья Фурсова, директор Алексеевской гимназии. Говорили мы о преобразованиях и переименовании школы № 4 в гимназию.

А. В.: Через полторы недели день рождения у вашего учебного заведения, с наступающим.

Н.Ф.: – Спасибо.

Просмотров всего: 454

распечатать

Комментарии закрыты