16июля
Предыдущий материал Следующий материал
29 сентября 2017, 17:01 0

Ярослав Туров: если премия достанется мне, отдам её маме

Ярослав Туров: если премия достанется мне, отдам её маме

19 октября, накануне дня рождения поэта и писателя Леонида Завальнюка, состоится церемония награждения литературной премией его имени. В этом году она пройдёт второй раз, и претендентов заметно прибавилось. Амур.инфо продолжает знакомить читателей с соискателями премии–2017. Сегодня в гостях у «Эха Москвы в Благовещенске» Ярослав Туров. Он заявлен в номинацию «Творческий поиск» за роман «По полю мёртвых одуванчиков». Беседу по Скайпу провела Светлана Казачинская.

– Ярослав, чем вы сейчас занимаетесь, связана ли работа с литературной деятельностью?

– Сейчас я работаю редактором в киностудии ГПМ КИТ, которая производит сериалы для федеральных каналов. В мои обязанности входит чтение входящего потока заявок, работа с авторами, поиск сюжетов, креатив, также параллельно пишу сценарий шоу для Youtube, для ТВ. Начинаю свой путь в кино, в сериалах. Пробую себя и в других жанрах: на разных стадиях разработки есть пьеса, комикс, сборник рассказов и роман документальной прозы, non fiction. Времени мало, но пишу почти каждый день.

– Вспомните, как начинали свой путь в литературе. Были ли образцы для подражания или, скажем так, ориентиры?

– Если вспоминать первые шаги, то начать надо с моей бабушки, известной в свое время приамурской тележурналистки Галины Павловны Коноплёвой, которая прививала мне тягу к творчеству с самых ранних лет. В 8-м классе я прошёл школу начинающих журналистов в ЦЭВе под руководством О. С. Евдокимовой. Увидел там ребят, которые писали стихи, и их за это сильно хвалили. Тщеславие всегда было моим грешком, и мне тоже захотелось, чтобы меня тоже хвалили. Тогда я тоже начал писать стихи. Потом познакомился с Семёном Руденко, у него тогда только вышла книга прозы «Шантарский храм». На её презентации я сильно впечатлился, что в столь юном возрасте можно написать и издать книгу. Мне это казалось чем-то невероятным – считается же, что сначала надо вырасти, накопить опыт, к чему-то прийти… Атут так смело… Это сильно меня поразило, и мне захотелось этот успех повторить, и я тут же взялся писать прозу. Написал сборник рассказов, и к этому времени мы с Семёном подружились так, что совместно придумали и написали книжку. Это был 2008 год, называлась она «Игра с огнём». Хотели её издать, ходили по разным организациям, просили денег. И нам денег дали. Большую роль в этом сыграла М.В. Нудьга, директор фонда «Талантливая молодежь Амура». Мы с Семеном пошли в типографию «Радуга» и там заказали обложку, вёрстку, никакой редактуры не было. В итоге так она и вышла – с большим количеством стилистических недоработок, опечаток. Но безумная эйфория, которая у меня возникла тогда, дала мне безусловный толчок в творческом плане.

– Стилистические недоработки сами заметили или со стороны кто-то сказал?

– Нам в тот момент казалось, что вообще всё идеально, а мы – просто классные писатели. Трепещите! Собрали народ на презентацию в «Мегу», пришли журналисты, был покойный Александр Аббасович Дворников, показывали книжку Ирине Ивановне Милицкой, директору «Буквицы», и Александру Васильевичу Урманову. Они показали, какие там недоработки в издательском плане, типографском, литературном. Это была серьёзная критика. Но первая настоящая критика написанного мной была от представителей Амурского писательской организации Владислава Григорьевича Лецика, Игоря Даниловича Игнатенко и Алексея Алексеевича Воронкова. Тогда они проводили ежегодные так называемые писательские семинары на базе школы № 4 и гимназии № 1. Они собирали со всей области юных поэтов, прозаиков, очеркистов и проводили с ними писательские мастерские. В тот момент я увлекался жанром фэнтези и под влиянием книг Ника Перумова начал писать свой роман, который закончил, когда мне было лет 15, год это был 2006 или 2007-й. Ну, каким он был, этот роман? По гамбургскому счёту, никаким. Показал я его Людмиле Судейкиной, тоже ученице Ника Перумова – она пишет под псевдонимом Мила Коротич и достаточно успешна в жанре фэнтези. Она не стала топтать мой роман, за что я ей благодарен, наоборот, обошлась со мной очень деликатно, объективно показала достоинства и недостатки. Это общение давало мне определённый рост. С главами из этого романа я попал на семинар. Алексей Воронков моё произведение разобрал, обратил на него внимание, покритиковал. А ещё меня отправляли к Галине Михайловне Тарасовой, она пишет детские стихи и книжки. Галина Михайловна тоже прошлась по моему детскому роману-фэнтези. Такие у меня были первые профессиональные критики. Они дали мне понимание того, что такое литература, что такое искусство, к чему надо стремиться, над чем надо работать, за что я им всем очень признателен.

– В той среде, где вы сейчас обитаете, а это вполне интеллектуальная среда, медиа, какая литература сейчас востребована, кого читаете и цитируете? Кто по-хорошему моден, авторитетен, популярен?

– С одной стороны никто не отменял классику, я прямо современной-современной литературы не так много читаю. Ещё когда учился, читал Пелевина, Сорокина, Толстую, Глуховского, Зыгаря, Прилепина, а сейчас я вынужден читать в основном профессиональную литературу. Что касается классической прозы, литературного духа с большой буквы, который сначала был в литературе, потом переселился в кинематограф, сейчас он в большей мере переходит в сериалы и, пожалуй, в рэп. Современная поэзия сегодня – это рэперы. Семь лет назад всё было по-другому. Самая продвинутая среда сейчас цитирует Оксимирона и Славу КПСС. А носитель драматургического вселенского пафоса – это сериалы. Если и выходит какой-нибудь великий роман, то только для того, чтобы позже стать сериалом.

– Где больше возможностей у пишущего, сочиняющего человека – в удалённом от центра областном городе или в столице? Не уравнял ли всех Интернет?

– В Москве я уже семь лет. С Интернетом история двоякая. С одной стороны, он убрал лишнего посредника между писателем и читателем. Когда я только начинал, издать книжку можно было, только придя в издательство и заплатив какие-то деньги. А сейчас появились такие платформы, где любой желающий может просто залить свой текст, и через три дня у него будет готовая книжка, при этом за смешные деньги. С этой стороны, да, вообще никаких проблем нет, чтобы самореализоваться и так далее. Что касается уравнения (пишущих в разных удалённых от столицы местах), я считаю, что серьёзная литература если не вся создаётся, то уж зарождается она вся в основном в мегаполисах. Живёшь в маленьком городе, считай, что изолирован от каких-то важных трендов, и наличие Интернета не спасёт. Значит, будешь общаться с одними и теми же людьми, подпитываться будешь одними и теми же впечатлениями, а это неизбежно приведёт к определённой узости взглядов. Единственный способ вырваться из этих рамок, я думаю, это приехать в мегаполис или попутешествовать, как следует. Хорошо, если бы будущий писатель сначала пожил в большом городе, набрался какого-то опыта, понял, к чему всё идёт, разобрался в трендах, поездил по миру, а потом вернулся в свой маленький город со всем приобретённым, и тогда, возможно, появится шанс чего-то добиться. Но и это не отменяет того, что ему надо развивать оффлайн контакты. Он должен организовывать творческие ивенты, встречи, должен знакомиться с продюсерами, редакторами, должен появляться на знаковых мероприятиях, то есть должен делать огромную работу.

– Но тут мы говорим про PR, продвижение уже готового продукта. Я же имела в виду, что Интернет может помочь и в создании художественного текста, и в его раскрутке. Вы упомянули Дмитрия Глуховского, он-то как раз стартовал как сетевой писатель. Его первое «Метро» сначала появилось в сети, а уже после пошло в печать…

– Глуховский как раз москвич. А какие-нибудь Летов и Гришковец жили в своих маленьких городках, они могли себе это позволить. Тем не менее на каком-то этапе, если ты претендуешь на федеральное значение, то нужно пожить в Питере или в Москве, однозначно.

– То есть важно не только написать достойный художественный текст, но и достойно его продвинуть. Конкуренция на этом рынке сейчас чрезвычайно высокая. А вам интересно, кто ещё кроме вас претендует на эту премию?

– Ещё полгода назад, когда я узнал, что меня выдвинули, посмотрел, что в ту же номинацию заявлен Максим Чекмарёв. Я его знаю, он талантливый интересный человек, хотя плотно мы с ним не общались. Я несколько раз приходил на интеллектуальные игры, которые он проводил.

– Ярослав, вы уже упомянули, что в силу занятости читаете в основном профессиональную литературу. А из художественной литературы что хотели бы прочесть, что считаете важным для себя, что не хочется пропустить?

– В ридер у меня закачаны несколько сотен электронных книг. И я знаю, что все их надо прочесть. Как только появляется возможность и потребность, выбираю что-нибудь оттуда и прочитываю. А ещё мне хочется погрузиться в мир комиксов. Между прочим, это почти то же самое, что погрузиться в мир классической литературы – надо прочесть определённый объём, чтобы освоиться. В комиксах я освоил не более 10 %. Сейчас читаю том комиксов «Рик и Морти», написанный по моему любимому сериалу, как раз вышел третий сезон. Пожалуй, это самое лучшее из того, что я когда-либо читал или смотрел в плане истории, проработки мира, сюжета, персонажей и так далее.

– Вы только на русском языке читаете или можете читать англоязычные книги на языке оригинала?

– Я владею английским и немецким языком в достаточной степени, чтобы читать на этих языках. Но это в целях поддержания языка, чтобы словарный запас не растерять. Смотрю сериалы на английском языке. Но художественную литературу, чтоб проникнуться произведением, всё же буду читать в переводе на русский.

– Хотя бы в общих чертах можно рассказать, о чём планируете писать документальный роман?

– Так получилось, что я уже начал преподавать: в Высшей школе экономики преподаю драматургию. При этом занимаюсь некоторыми экспериментами в плане личностного роста. Эти две темы – развитие, личностный рост и драматургия, сторителлинг – во мне как-то сочетаются сейчас и кристаллизируются в некую систему. Хочется в не столь отдалённом будущем оформить это в некое пособие. Условно: как стать успешным, заработать денег, достичь счастья, гармонии, любви при помощи сторителлинга. Если воспринимать человека как историю, которую он рассказывает сам себе, то, как эту историю изменить, переписать так, чтобы получить улучшенную версию себя.

– Может быть, я не спросила что-то важное для вас? О чём бы хотел сказать без моего вопроса?

– Не знаю, как сейчас в Амурской области с поддержкой молодых талантов. Когда я учился в МГИМО и выпускал свой сборник, у меня было большое желание собрать литературный кружок. Организовать талантливых ребят, печатать в издательстве МГИМО небольшие сборники по примеру альманаха «Амур» Александра Урманова. Когда я выпустил первую книгу, я предложил издателю: давайте я наберу людей, мы напишем, будет здорово, а он поморщился и ответил: «Туров, а зачем тебе это надо? Занимайся своими делами. К чему кого-то ещё продвигать?» Тогда я его послушался, а сейчас сожалею. Это был уникальный шанс и друзей завести, и получить определённый опыт, и строчку в резюме, и галочку в карму. Ведь вспоминаю своих учителей, которые занимались со мной в личное время, денег за это не получали, всё делали на добровольных началах… Члены Амурского союза писателей, Александр Урманов, Людмила Судейкина тратили своё время на меня и денег не просили. И я хочу отдавать в такой же форме, в виде бесплатного искреннего коучинга тем, кому это нужно. Хочу призвать и администрацию города, и деятелей культуры больше заниматься поддержкой молодых, но и не ждать, что они останутся в Благовещенске… Как говорится, твори добро и бросай его в воду.

–Традиционный вопрос: если премия достанется вам, на что потратите?

– Скорее всего, отдам её маме.

– Спасибо, Ярослав, удачи!

Просмотров всего: 755

распечатать

Комментарии закрыты




bfc639f4