12декабря
Предыдущий материал Следующий материал
28 апреля 2017, 14:20 0

Виктор Романцов, автор документальной серии книг «Переселенцы»

Виктор Романцов, автор документальной серии книг «Переселенцы»

27 апреля в Амурском областном краеведческом музее состоялась презентация документальной серии книг «Переселенцы» члена Российского Союза писателей Виктора Романцова. В этих книгах отражена история заселения сёл Мазановского, Серышевского и Зейского районов Амурской области выходцами из Украины и западных областей России в конце XIX – начале XX веков.

«Подвижный, как ртуть!» – так охарактеризовал Романцова его старинный друг и товарищ, журналист и издатель Владислав Лецик. С ним нельзя не согласиться: в свои 75 Виктор Дмитриевич полон сил, энергии и желания делиться с земляками собранными им знаниями. А поделиться есть чем. Корреспондент Амур.инфо побеседовал с автором «Переселенцев» сразу после презентации.

– Виктор Дмитриевич, книги выходили не в один год. Первая датирована 2012 годом. Но наверняка всё началось даже не в 2012-м, а гораздо раньше.

– Верно, всё началось намного раньше. А именно – с 1992 года. Это год, когда я впервые поехал в Приморский край, когда познакомился с родственниками своего отца (которого я совсем не помню, мне не было и двух лет, когда он умер), двоюродными братьями, сёстрами, которых никогда не видел. Они мне рассказали о родственниках.

– Всё началось с того, что вы захотели подробнее узнать о семье, об отце?

– Дело в том, что родина, населённый пункт, где я родился, угасает. Падает, падает, падает, и я решил рассказать о деревне, о людях, которые стояли у её основания.

– О родной Сосновке?

– Да, о Сосновке. В ней я жил до окончания школы. Порылся в архивах Серышевского района. Но нашёл лишь крохотную заметку – строчек 10-12, не более. При этом много информации не подтверждалось. Но это было отправным пунктом. Потом мне подарили случайно сохранившуюся трудовую книжку отца, где был указан его трудовой путь. Так я начал писать о своей родине. Я понял, что, кроме меня, это уже сделать некому. Друзей детства не осталось в живых.

– Вы, когда начинали, ещё не знали, что это будет книга? Просто собирали материал?

–Да, сначала было собрано не так много материала, мне помогли отпечатать его на компьютере и склеить. С этого всё началось. Когда я делал записи о дедушке с бабушкой, знал, что они были переселенцами – где-то в 1903-1904 годах переселились в Мазановский район. Собирая материалы про Сосновку, откладывал про запас и другие материалы – про Христиновку, про Алексеевку. Потом познакомился с Владимиром Сидоровичем Слатвинским, с которым был знаком ещё по институту, он рассказал очень много. Он также сказал, что всю информацию он передал Галине Леонидовне Одинцовой. Я познакомился с ней, она подарила мне книгу «Вопреки», где есть упоминание Алексеевки. Она разместила мои первые работы у себя в блоге на Амур.инфо. Появились первые отклики.

– На каком этапе вы поняли, что пишете уже не только про свою семью, а о переселенцах в целом?

– Идея названия проекта «Переселенцы» принадлежит Игорю Михайловичу Сасиму. Он увидел в блоге Галины Одинцовой мой текст и предложил издать книгу. Даже серию книг. За что я ему очень благодарен.

– Сильно помогли архивы, библиотеки? Или пришлось в основном собирать информацию, документы по живым людям?

– К сожалению, в архивах мало что осталось. И дело не в том, что информации не было раньше – она была. Просто многие архивы были уничтожены, была Гражданская война, к документам относились по-разному. Поэтому, конечно, если бы не помощь людей, ничего бы не было. По истории Мазановского района очень помогла моя одногруппница Клава Третьякова. Она написала чудеснейшие воспоминания.

– При сборе информации о переселенцах было что-то такое, что вас удивило, потрясло, чего вы раньше не знали?

– Во-первых, узнавал о населённых пунктах, о которых раньше не слышал. Тот же Сретенск в Читинской области – я о нём не знал, к стыду своему. Хотя географией всегда интересовался. А своим настоящим везением считаю (кто ищет, тот всегда найдёт) добытую мной информацию о конкретной семье из белорусской Зябровки. Я нашёл их подробный путь от станицы Черняево до Заречного-на-Уркане.

– Средний портрет переселенца – кто они, эти люди? Что ими двигало?

– Переселялись по разным причинам. Одна причина – материальное положение, уезжали из-за малоземелья, искали лучшей доли. Другая причина – свобода убеждений. Староверов, молокан на западе притесняли, они не хотели отрекаться от своих корней, они выбирали переселение. Впрочем, доезжали до конечной цели не все. Часть оседала по дороге, в Сибири, часть погибала в пути, часть людей, разочаровавшись, возвращалась обратно.

– Сколько занимал времени такой переезд – с момента, как выдвинулись из Белоруссии/Украины, и до амурских земель?

– Пока не было железной дороги, если говорить о XIX веке, историки подсчитали, что у людей на такой путь уходило года полтора. А по железной дороге – у меня есть конкретный пример: семейство добралось из Гомеля до Сретенска всего за три недели. Те, кто располагал деньгами, могли добираться на пароходах, на баржах – это было быстрее, до 4-5 дней. При мелководье – дольше, недели две уходило. На плотах – ещё дольше.

– Что ждало людей, на каких условиях их здесь принимали?

– Если брать южные районы области, то здесь более благоприятные условия были. А так приезжали на голое место, всё начинали с нуля.

– Что власти могли гарантировать?

– Прежде всего, землю, если рассматривать период до 1901 года. Сто десятин земли. То есть, бери земли столько, сколько сможешь обработать. После 1901 года – по 15 десятин на мужскую душу. Давали ссуды на хороших условиях – 5 лет их можно было не выплачивать. Плюс – это очень сильно привлекало – люди освобождались от воинской обязанности. Также здесь учили работать на этой земле. В общем, помощь оказывалась заметная.

– Какими средствами необходимо было располагать, чтобы переселиться в Амурскую область?

– Для переезда сюда требовалось примерно 600 рублей. Ехало много бедноты. На железной дороге были льготные билеты. Плюс в пути кормили детей бесплатно.

– Были случаи, когда люди узнавали о том, что вы собираете материал и сами находили вас, чтобы предложить свои истории?

– Да, очень часто, видя мои публикации, люди звонят, рассказывают. И музей мне очень помогает – у него много интересного материала.

– Вы книги издаёте за свой счёт?

– Да, к сожалению.

– Почему вам никто не помогает?

– Я обращался к губернатору области, издательство обращалось на Зейскую ГЭС за помощью. Но, видно, рано обратились. В этом году – Год экологии, и ГЭС финансирует соответствующее тематическое издание. В следующем году будет 160-летие образования Амурской области, есть надежда, что в связи с этим заинтересуются изданием моих книг.

– На презентации, были представители министерства культуры и архивного дела, чествовали вас, говорили приятные слова. Денег не обещали?

– Думаю, сегодня финансовая ситуация такова, что с деньгами везде непросто. Конечно, будь у них возможность, помогли бы. Я обращался и к состоятельным людям, известным предпринимателям. Но, вообще, стыдно просить, стыдно.

– Как дорого издать сегодня книгу? Один экземпляр в простом исполнении сколько стоит?

– Последнее издание мне обошлось в 85 тысяч при тираже 100 экземпляров. То есть, один экземпляр – 850 рублей. Продавать по такой цене мне неловко, поэтому я в ущерб себе скидываю. Это я не считаю свою работу и то, что запросы из архивов тоже стоят денег. К примеру, в Мазановском районе я сделал запросы на 70 семейств и заплатил за это 28 000 рублей. Так что – дорогое удовольствие.

– Где бы вы хотели, чтобы ваши книги оказались, помимо районных библиотек?

– В Мазановском районе их у меня приобрели школьные библиотеки. В Зее в отделе образования подали заявку – также выразили желание приобрести. Звонят мне из различных населённых пунктов – «Переселенцами» живо интересуются. Мои книги попали уже и в Петербург, и на Украину, и даже в Канаду.

– А в школы вас зовут на открытые уроки – поделиться накопленными знаниями?

– Пока не звали, но я готов.

– Нам нужны уроки краеведения, чтобы школьники каждого района изучали историю именно своих земель?

– Конечно, это надо знать, этого не хватает. Даже я, когда на истфиле в БГПИ учился, мы так глубоко это не изучали. К сожалению. Русский, литература, общая история. Поэтому мы называли свой факультет «с широким профилем, но с узкими знаниями» (улыбается).

– Спасибо, Виктор Дмитриевич. Желаю долгих лет не только вам, но и вашим книгам.

– Спасибо.

Просмотров всего: 923

распечатать

Комментарии закрыты