12декабря
Предыдущий материал Следующий материал
4 декабря 2017, 09:38 0

Автандил Махарадзе: Чехов прав, актёры – сукины дети!

Автандил Махарадзе: Чехов прав, актёры – сукины дети!
Фото автора

Почти десять лет назад Грузия разорвала дипотношения с Россией. Две православные страны общаются через посредников. Одним из немногих паромщиков между сегодняшними берегами наших стран является искусство. Говоря об актерской профессии, ее правде и вымыслах, народный артист Грузии не слишком озабочен деликатностью выражений.

Его смешит многократно расписанный процесс вхождения в образ, впитывания эмоций и накапливания энергии. «Это все чушь собачья», – заявляет Автандил Иванович и делится своими секретами актерской игры.

Божья помощь

– Актерство у меня в генах. Мой отец был актером, и очень хорошим актером. Хотя он погиб в 25 лет, но успел много сыграть. В доме постоянно говорили об отце, театре и искусстве. И в этой атмосфере надо мной летало большое облако любви, поэтому артистическую суть я вдохнул с первыми глотками воздуха.

В актерском деле одного таланта мало. Без трудностей, без полной отдачи, пока порой стену не разобьешь головой, ничего не получается. Если у актера нет трудолюбия, если он не работоспособен, то мало чего достигнет.

А еще нужна божья помощь, без которой ничто не существует на свете, а в творческом деле особенно. Еще артист обязательно должен уметь терпеть и ждать. Умение ждать – это мужское качество, поэтому, когда говорят, что актерское дело – не мужское занятие, я смеюсь. Наша профессия – страшно конкурентная, конкурентная, даже если ты достигаешь уровня, когда с тобой конкурировать нет смысла. Ты ничего не решаешь, все решает режиссер!

Счастье – когда режиссеры хотят работать с тобой. А они чаще всего хотят с тобой работать, когда ты их наполняешь как человек, как личность.

Это все бог дает, а люди это называют талантом.

Сейчас я все время думаю, что почти все, чем я занимаюсь, – это делаю не я. Это отец оттуда мне помогает и ведет меня. Нас с ним разлучила судьба, когда мне был всего годик. Видимо, поэтому он меня не оставляет в этой жизни до сих пор.

Что я сегодня читаю? Честно скажу – не читаю. Актеру необязательно быть сильно начитанным, наша профессия на других вещах строится. В ней фантастическое место занимает интуиция. Вот это качество в артисте должно быть развито как никакое другое. Понимаете, си бемоль мажор никогда не расскажешь, её можно только исполнить. Так и в нашем деле.

В искусстве на первом месте – литература. Слово! Пишите образы, а мы их создадим! Надо писать роли для актеров, чтобы в них была настоящая жизнь. Настоящие чувства и эмоции. А больше мне ничего не хочется. Если честно, многое что хочется, но уже не можется… (смеется)

Не хватает репетиций

К сожалению, я давно не в театре. Все разговоры, что театр это одна семья – полная ерунда. Семьей живешь в семье. В театре мне многое непонятно, все актерские сказки о волшебном закулисье часто вызывают улыбку.

Все рассказы о том, как актеры входят в образ и не могут ничего другого, как только быть в образе. Они, дескать, сидят около моря целый день, когда играют Гамлета, и ни с кем не разговаривают. Впитывают и накапливают… Говорю от всего сердца – это все чушь собачья.

Когда я на сцене, то все чувствую, что творится в кулисах, что происходит в зале, моя профессия – игра. Но играть надо так, чтобы мне полностью верили, а временами не дышали и вздрагивали. Искусство должно шокировать. Филигранно, тонко, но шокировать. Без шока для меня искусства нет.

И еще, я не понимаю разговоров об актерской дружбе. Дружить можно с актером, если он не твой соперник. Только!

Вообще, я с Чеховым согласен во многом, и с его знаменитым выражением, что актеры – сукины дети, тоже согласен. С Антоном Павловичем во всех вопросах невозможно спорить. Он же гений был…

Я в театре служил 30 лет. Никогда и никаких театральных интриг в моей жизни не было. Ни в одной из них я никогда не участвовал. Сейчас вы на меня смотрите и думаете, что я вру. Но я говорю вам честно, от чистого сердца. Я ушел из театра только из-за одного слова, сказанного в мой адрес. Я не простил и ушел из театра.

Я был задет чисто профессионально. Жалею ли об этом? Честно говоря, да. Знаете, чего мне не хватает? Мне не хватает репетиций. Не ролей, не премьер, а репетиций. Из каждой репетиции я что-то впитывал, выносил, обогащался.

Если бы я только репетировал все эти годы, без премьер и спектаклей, я был бы лучшим актером, чем сейчас.

Не хватает того богатства, которое ты набираешь на репетициях. Я без театра 25 лет. Страшно эту цифру вслух произносить.

Ушел бы я из театра еще раз? Да, даже сейчас, зная, как мне его не хватает. Почему? Потому что дурак актер (смеется). А если честно, есть грань, за которую я никого не пускаю. Ни при каких обстоятельствах. А ее перешли. Вот и все.

Свежий ветер между нами

Фильм «Покаяние». Это была картина, которая во многом переломила советское мышление. Это была иная краска для той, во многом серой жизни.

Знаете, я ненавижу прямолинейность, она чаще присуща бездарным. Но сейчас скажу прямолинейно: если сегодня существует актер Махарадзе, это все благодаря «Покаянию». Огромное мое вечное спасибо режиссеру Тенгизу Абуладзе за то, что он дал мне в этой картине сыграть две роли.

Знаете, как было? Он сначала предложил мне сыграть Авеля Аравидзе, сына главного героя. Я прочитал сценарий и сказал ему, что, если можно, давайте попробуем меня на Варлама, отца Авеля. Он сказал, через две недели вернемся к этому разговору.

Дней через десять звонит режиссер и говорит: «Обе роли играешь ты».

Кадры из фильма «Покаяние»

С «Покаяния» и начался актер Махарадзе, которого вы сегодня знаете. Там был совсем другой градус материала, иное кино, я бы так сказал.

Фильм снимали в 1983 году, у власти был бывший председатель КГБ Юрий Андропов, а мы начали вскрывать тогда очень глубоко запрятанный вопрос о невинно убиенных и репрессированных людях. Немыслимая дерзость для того времени! «Покаяние» – это кино, которое осталось во мне навсегда.

Время было трудное, были люди, которые думали, что это никогда не выйдет на экраны. Если бы я думал, выйдет или не выйдет, то ничего бы не получилось. Я думал только о ролях, о сценах, которые играл, и о характерах.

В советское время в Грузии свободы было больше, чем в других местах той огромной и сложной страны. Свободы было больше везде: от церкви до искусства. Поэтому там и случилось «Покаяние».

И вздрогнула Грузия…

Картина «Заложники». Это реальная история, которая произошла в ноябре 1983 года, когда группа молодых людей пыталась угнать пассажирский самолет в Турцию. Рейс выполнялся из Тбилиси в Батуми. Я эту трагедию знал не по прессе. В то время я снимался в Батуми и часто летал этим маршрутом, запросто мог оказаться в числе пассажиров-заложников.

Один из угонщиков самолета, актер Гега Кобахидзе, со мной снимался в 1971 году. Когда он был совсем маленьким ребенком, мы работали в картине «Приключения Лазаре». У нас с ним были очень хорошие, теплые отношения. Он был такой приветливый, талантливый мальчик…

Сама попытка угона самолета и гибель людей – это была страшная трагедия. Я никого не оправдываю и не осуждаю. Права не имею.

Мне приятно, что Резо Гигинеишвили снял этот фильм. Участвовать в этой картине было очень волнительно. Я был удивлен, как хорошо работают молодые актеры, какой прекрасный актерский ансамбль сложился, какая точность получилась.

Это все филигранная работа режиссера и целиком его заслуга. Мне очень интересно работать с молодыми режиссерами – это уже другое поколение. Мне почти 75 лет, им едва за 30. Это же сколько свежего ветра между нами! Многое очень интересно! Проверить себя и понять, что они несут нового – такая работа обогащает.

В сегодняшнем кино есть новые, интересные нюансы, сегодня работают быстрее и легче. Восприятие и вкус иные.

Как человек, знающий эту трагедию не из прессы и не по хронике, я не имел права отказаться и не сниматься в этом фильме. Тогда Грузия вздрогнула от содеянного, это был шок. По-моему, и фильм шокирует. Он очень актуален, он – как прививка. Сегодня терроризм стал явлением более частым. К сожалению.

Виза для триумфа

Россия? Это страна, над которой я летел более девяти часов до Сахалина, и нет ей конца и края. Это география.

А для души? (думает) Наши отношения… На человеческом уровне – прекрасные. Мы художники, киношники, люди другой профессии и другого мира.

Обижен ли я? Конечно обижен. Не надо уточнять кем и чем. Я вам могу сказать: любите Грузию, оберегайте Грузию. Это страна творческих, красивых людей, у которых многое красиво – от песен до еды. Грузинская мелодия звучит в космосе. И не надо обижать эту маленькую страну. Надо ее любить и беречь. Она в ответ даст много хорошего и настоящего.

Грузию можно за полчаса снести с лица Земли – она маленькая. Вопрос, зачем это делать? Зачем себя обкрадывать? Любите Грузию…

Хорошо ли мне в России? Очень хорошо. Когда мы встречаемся, когда мы смотрим работы друг друга, – это великолепно. Мы должны работать вместе. Фильм «Заложники» – совместная наша работа, которая получилась.

После всего того, что случилось между Россией и Грузией, я не знаю ни одного человека в своем окружении, который ненавидит русских и плохо отзывается о России. Наверное, где-то такие люди есть. Но не вокруг меня.

Если меня в Тбилиси кто-то спросит на русском, я всегда отвечу и доведу до любого места, куда человек попросит. В Грузии хорошее отношение к России, к русскому языку. Сегодня в Тбилиси, в самом его центре, работает русскоязычный театр, который носит имя Грибоедова.

Есть русскоязычный театр юного зрителя. Миллионы туристов из России приезжают к нам. Это же о многом говорит.

Но есть несправедливость. Если россиянин поедет в Грузию, ему виза не нужна. Но мне, гражданину Грузии, без визы к вам дорога закрыта. Я стою в очереди за визой, унижаюсь, а потом здесь, в России, выхожу на сцену, и – зал встает, и люди не отпускают меня аплодисментами.

P.S. В 2012 году народный артист Грузии Автандил Махарадзе приезжал в Благовещенск. Он был членом театрального жюри на фестивале «Амурская осень». 26 сентября актер дал интервью радио «Эхо Москвы в Благовещенске».

В репертуар фильмов «Осени-2012» вошла великолепная картина Георгия Параджанова «Все ушли», в котором Автандил Махарадзе сыграл главную роль – голубятника Цисы.

Кадр из фильма «Все ушли»

Из биографии

Автандил Махарадзе – народный артист Грузии. Родился в 1943 году. Выпускник Тбилисского театрального института. Снимался в таких фильмах, как «Покаяние», «Черная метка», «Архангел». Лауреат национальной премии «Ника» в номинации «За лучшую мужскую роль».

Использованы фото: pics-about-celebs.com, www.kinopoisk.ru, m.kino-teatr.ru. kino-teatr.net, commons.wikimedia.org, iniciativa-kzn.ru.

Александр Ярошенко

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 712

распечатать