24сентября
Предыдущий материал Следующий материал
1 августа 2011 1

Трава забвенья

Трава забвенья

Все наши беды, проблемы и печали закопаны под двухметровой полынью, которой заросли могилы наших родных. В том «русском лесу» закопана совесть, память и даже будущее следующих поколений.

[image-1]Сельское кладбище с хаотичными островками могилок на протяжении века хранит несколько поколений односельчан в своём песчаном чреве.

Здесь по бугоркам на погосте можно изучать историю села. Прабабки, прадеды, деды и бабушки, родители, сёстры, братья, дети – все поколения и степени родства. Практически у каждого живущего в селе обязательно есть свой скорбный холмик. Закон жизни таков.

В последний приезд в деревню не узнал я своё сельское кладбище. Больше чем наполовину заросло оно непроходимой травой, огромной, высотой выше человеческого роста. Королевой могил здесь чувствует себя горькая полынь, визиль цепляется за ноги повсюду.

К некоторым могилам просто не пробраться. Скромные надгробия едва просматриваются сквозь густоту бурьяна.

Думаете, что большинство могил безродных? Что нет у тех, кто зарос сорняками равнодушия, ни родных, ни близких? Ошибаетесь, почти у всех в селе живут дети, внуки, племянники.

Но никто из них месяцами не приходит сюда даже на минутку, не проведает родные могилки, не вырвет траву забвения.

У живых нет такой потребности, их к этому не приучили. Не воспитали их те, кто сегодня лежит в зарослях полыни.

Потеряна связующая нить памяти. Те, кто раз в году приходит к могилам своих отцов и матерей, обречены на беспамятство. Их дети и внуки чаще к ним не придут никогда. Для них заросшие могилы родственников – норма жизни. Других акцентов они просто не знают.

Мёртвым давно уже всё равно, что колышется на их могильном холмике: трогательные цветы или буйство сорняков. Это всё нужно живым. Или не нужно…

Убеждён, что беды человеческой души закопаны в густых корневищах той травы. Там все наши несчастья, депрессии, несложившиеся жизни, большие и малые трагедии. Там, под зарослями равнодушия на родных могилах.

Кладбища как индикатор нашей совести. Другого здесь просто не дано.

…Гибкий шиповник поймал меня за штанину своими колючками у самой оградки сельской почтальонки Вали. Её кроткий взгляд смотрел в мои глаза с холодной керамики, утонувшей в зелени полыни. Казалось, что она говорила мне своей скороговоркой.

– Ты с моим Серёжкой учился вместе. Ну он на год тебя всего младше. Увидишь, передай ему, пусть траву вырвет. Мне просто очень больно и очень стыдно за то, что он так со мной…

Передаю Серёге все свои мысли и чувства. Знаю, что она его без отца вырастила. И, вроде, он её тоже любил. Но что-то сломалось в душе. Заплыла она жирком беспамятства.

Может, что и переменится. Душа-то она живая. А?!

Александр Ярошенко

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 121

распечатать

Комментарии
  • Бублик

    Бублик
    7 лет назад

    Тут на живых многим наплевать,а Вы про мёртвых.Если не будет такого события,как война,ничего в душах не переменится.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь